Кремль продолжает усиливать контроль над сырьевым сектором России, и назначение высокопоставленного чиновника директором государственной сети по распределению очищенной нефти - явное тому подтверждение.

Зам. главы президентской администрации Владислав Сурков назначен членом правления компании "Транснефтепродукт". Это назначение явилось одним из многих, направленных на перераспределение власти в сырьевой отрасли в пользу Кремля.

Ранее Игорь Сечин, один из близких помощников президента Путина, был назначен председателем правления государственной нефтяной компании "Роснефть".

Все это происходит в то время, как аналитики указывают на попытки российских властей вернуть контроль над нефтяными, газовыми и другими ресурсами, приватизированными в 90-х годах.

Игорь Юсуфов, весной покинувший пост министра энергетики, был государственным представителем в совете директоров компаний "Транснефтепродукт" и "Роснефть". Однако последние события свидетельствуют о твердом намерении Кремля сконцентрировать власть в узком кругу приближенных Путина.

Близкий друг Путина, а также глава президентской администрации Дмитрий Медведев уже два года является членом правления "Газпрома", государственного газового монополиста. Алексей Миллер, помощник Путина по Санкт Петербургу, является главным исполнительным директором компании.

Зам. главы президентской администрации Евгений Школов назначен членом правления "Транснефти", контролирующей нефтепроводы, перекачивающие неочищенную нефть. Предшественник Медведева Александр Волошин, покинувший пост главы президентской администрации в прошлом году, назначен неисполнительным директором РАО "ЕЭС", государственного монополиста на рынке электроэнергии.

Назначение г-на Сечина, в частности, увеличило шансы "Роснефти" взять под контроль "Юганскнефтегаз" и другие активы "Юкоса", находящегося под усиливающимся давлением государства. Судебный процесс над "Юкосом" продолжается несколько месяцев, и компания уже заявила о возможном банкротстве.

Однако власти утверждают, что решение о назначении г-на Сечина было принято еще в начале этого года, частично в результате интриг между Кремлем и правительством Михаила Касьянова, который был уволен с поста премьер министра в феврале этого года.