Президент России намеревается говорить с канцлером Германии Шредером и президентом Франции Шираком о реформировании Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая ему мало нравится

Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе установила такие нормы, с которыми под давлением были вынуждены согласиться также и режимы восточного блока во главе с Москвой. Тем самым, они, прямо по Ленину, дали в руки оппозиции, выступавшей против государственного социализма, карты, которые против них же и должны были быть использованы. Это были, в частности, демократия, свобода передвижения и права человека, по которым государства КБСЕ, в том числе, например, ГДР, были вынуждены с тех пор сверять свою внешнюю и внутреннюю политику. Жизнь диктатур в результате несколько усложнилась.

Восточноевропейские автократы спотыкаются до сегодняшнего дня о преемницу КБСЕ - ОБСЕ. В июле Россия и восемь других ведущих советских республик подвергли ее работу острой критике. Теперь президент России хочет, чтобы за словами последовали дела: на следующей неделе, когда канцлер Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) и президент Франции Жак Ширак (Jacques Chirac) приедут к Путину, тот собирается выступить за 'реформы', которые должны превратить ОБСЕ в 'действительно эффективную' организацию, 'ориентирующуюся на интересы всех членов', как это сформулировал министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Повторяющаяся критика в адрес Путина

О том, в каком направлении могли бы пойти перемены, свидетельствует критика. Упреки связаны с 'двойными стандартами' и 'односторонними оценками' некоторых стран-членов организации, в то время, как другие страны ОБСЕ оставляет в покое. Помимо этого слишком много средств, мол, расходуется на обеспечение деятельности миссий по вопросам нарушений прав человека и на кампании, связанные с демократизацией.

Самого Путина ОБСЕ критиковала после парламентских выборов в декабре и после его переизбрания весной за нарушение норм демократии. ОБСЕ наблюдала за предвыборной борьбой и выборами и составила целый перечень нарушений своих норм. Организация далее контролирует хрупкий мир на Южном Кавказе и поэтому находится в Грузии и в Южной Осетии в постоянном конфликте с российскими интересами. К объектам критики относится далее Белоруссия, где ОБСЕ из-за конфликта с авторитарным президентом Лукашенко была вынуждена ограничить рамки своей миссионерской деятельности. Критике подвергаются Армения, Казахстан, Киргизстан, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан и Украина, которые тоже постоянно входят в конфликт с нормами, которые члены ОБСЕ установили для самих же себя.

Режимы боятся быть разоблаченными

Россия обосновывает свою критику, среди прочего, якобы недостаточной поддержкой со стороны организации русских меньшинств в Латвии и в Эстонии, наличие которых является тяжелым наследием политики переселения в сталинскую эпоху.

Открытая критика со стороны ОБСЕ отсутствия демократии, коррупции, недостатка правовой безопасности и подавления этнических меньшинств лишают сегодня легитимности правителей в соответствующих странах в не меньшей степени, чем коммунистические режимы в ранний период деятельности организации. В последнее время дело доходит до того, что подобная критика может приводить буквально к дискриминации целой страны. Она негативно сказывается на экономическом развитии, поскольку отпугивает инвесторов и создает проблемы для торгового партнерства.

В то время, как Россия говорит о 'готовности к переговорам' по этому вопросу Шредера и Ширака, официальная реакция европейского совета президентов имеет несколько иную направленность. Правительство Нидерландов, в частности, заявило от имени ЕС, что оно охотно 'воспринимает' критику, однако по некоторым пунктам критики у него существуют 'серьезные сомнения'. В Европе, во всяком случае, доминирует неофициальное мнение, что у ОБСЕ для односторонних оценок есть основание: его дают те, кого критикуют. То, что Путин и другие стоит сегодня в деле борьбы против террора на стороне Запада, превращает, как считают наблюдатели, стремление к 'реформе' в серьезную, обусловленную силовой политикой опасность для ОБСЕ.