'Der Tagesspiegel': В России почти одновременно разбились два самолета. Что стоит за этим, господин Хальбах? Что можно думать по поводу того, что российская спецслужба ФСБ, спустя всего лишь несколько часов после авиакатастроф, увидела их причину в 'нарушении правил гражданского воздушного сообщения'?

Уве Хальбах (Uwe Halbach): Это, действительно странно, так как в иных случаях ФСБ почти любой акт насилия в России приписывает чеченской стороне. Сейчас говорят об ошибке пилотов или возлагают вину на плохое топливо.

'Der Tagesspiegel': Как характеризует состояние гражданской авиации то, что это вообще рассматривается в качестве причин авиакатастроф?

Хальбах: Систему безопасности полетов в России никоим образом нельзя сравнивать по ее стандартам с системами, существующими в Германии и в Европе. Даже западные системы не в состоянии полностью исключать опасность террористических актов на воздушном транспорте. Россия даже с якобы сильным Путиным в принципе не в состоянии обеспечить и гарантировать внутреннюю безопасность. Достаточно посмотреть на акты насилия, такие, как, в свое время, захват заложников в московском театре, когда отряды чеченцев, снабженные российскими паспортами, могли спокойно перемещаться по всей России.

'Der Tagesspiegel': Поэтому столь велик страх перед террористическим подпольем?

Хальбах :Быть может, авиакатастрофы были действительно случайностью. Возможно, Путин не хочет создавать проблемы и перед выборами в Чечне, намеченными на воскресенье. Существует сильное сопротивление политике Путина и его попытке вести борьбу против чеченских боевиков чеченскими руками.

'Der Tagesspiegel': Имеет ли это какую-то взаимосвязь также с условиями жизни в Чечне?

Хальбах: Ситуацию там не поддается описанию. Уровень безработицы находится на уровне 70-80 процентов. Обещания России выплатить людям, потерявшим во время войны свое жилье, компенсации, не выполнены пока и на тысячную долю. Инфраструктура разрушена. Ситуация с безопасностью настолько удручающа, что беженцы боятся возвращать на свое прежнее место жительства.

'Der Tagesspiegel': Что мешает найти решение?

Хальбах: Насилие в ходе второй чеченской войны приняло чудовищный размах. В связи с действиями российской стороны появилось сильное стремление к мести. Это является причиной многого, чего не было раньше, например, появления террористов-смертников, среди которых есть и женщины. Есть разные категории людей, занимающихся насилием. Одни - это люди во главе с полевым командиром Масхадовым, ориентирующиеся на невоенные цели. Другие во главе с полевым командиром Басаевым, олицетворяющим радикальное и террористическое крыло, уже совершают террористические акты в электричках и на концертах. Умиротворить регион, сформировать органы управления, не говоря уже о создании правового государства, чрезвычайно трудно.

'Der Tagesspiegel': Существует ли взаимодействие с боевиками из других регионов?

Хальбах: Определенная интернационализация существует. Есть также определенная исламизация националистической борьбы за независимость. Но в принципе речь идет о конфликте между Россией и сепаратистским регионом страны.

'Der Tagesspiegel': Является ли составной часть исламизации также сближение с 'Аль-Каидой?

Хальбах: В России постоянно вспоминают об этом. Я здесь не вижу особой взаимосвязи. Но мы имеем дело с ситуацией, за которой стоит 'Аль-Каида' - исламский Интернационал, - вмешивающаяся везде, где есть конфликты: в Кашмире, в Палестине, в Индонезии. Чечня тут не исключение.