Два самолета взлетают с одного и того же московского аэродрома, берут курс на юг России и в течение нескольких минут разбиваются. Контрразведка ФСБ и президент Владимир Путин прерывают отпуска.

В России, наверное, нет никого, кто бы не связывал случившееся в связи с такой ситуацией с террористическим актом. Только не российские органы власти. В обычном иносказательном плане официальный представитель ФСБ сказал, что следствие ведется в направлении версии 'нарушения правил гражданского воздушного сообщения'. В виду, очевидно, имеется ошибка пилотов или плохое топливо. В то же время, мол, свидетельств того, что причиной авиакатастроф мог быть террористический акт, нет.

Информационная политика после катастроф такого масштаба является типичной для работы правительства во главе с Путиным с общественностью. Она ведется с использованием намеков, слухов и с минимумом четкой информации. Снова процветает кремлевская астрология, любимое детище науки Советского Союза.

Террористический акт не вписывается в концепцию

Подчиненные Путина делают все, чтобы оказывать влияние на характер новостей и, судя по всему, вчерашний террористический акт не вписывается в концепцию. В воскресенье в Чечне пройдут президентские выборы, и сепаратисты грозят новыми нападениями. Кремль, наоборот, хочет создать впечатление, что он ситуацию в кавказской республике контролирует. Все остальное может показаться в условиях выборов в высшей степени сомнительным.

Объективной информации из кризисного региона Чечня давно уже больше нет. Но недостаток информации рождает страх. Он в результате игр с секретностью станет после случившейся беды еще больше.