Алу Алханов, человек с тяжелой челюстью и печальными глазами, выглядит как знающий свое дело полицейский, вынужденный заниматься политикой. Однако после того, как на воскресных выборах он почти наверняка будет избран президентом Чечни, этой истерзанной войной российской республики, ему придется совмещать эти две роли.

Бывший министр внутренних дел республики, попавший на передний план опасной для жизни чеченской политики после убийства в мае прежнего лидера республики Ахмада Кадырова, примет на себя одну из самых сложных руководящих должностей в России, хотя свое первое испытание - победить на выборах - он должен пройти легко.

Людмила Алексеева, руководитель правозащитной группы, следившей за выборами г-на Кадырова, говорит, что, вне всякого сомнения, Кремль и местные чиновники обеспечат победу: "Всем ясно, что это будут "организованные" выборы".

Но реальные вызовы появятся, когда он окажется у власти. Ему придется иметь дело не только с угрозой терроризма со стороны повстанцев, стремящихся к независимости от России, но и с сыном Кадырова Рамзаном, поддержавшим другого кандидата, Ваху Висаева.

Под началом Рамзана - сотни вооруженных чеченцев, которые были верны его отцу и которые заверили в своей преданности и Рамзана. Хотя их верность Рамзану в долгосрочном плане вызывает сомнения, эти чеченцы могут стать еще одним дестабилизирующим фактором в уже беспокойной обстановке.

Г-ну Алханову, который в ходе кампании представлял себя как верного сподвижника своего прежнего начальника, также придется преодолеть подозрительность многих чеченцев, разочарованных кадыровским режимом.

"Возможно, что, как и Владимир Путин, он научится быть президентом, - говорит доктор Алексей Малашенко, специалист по региону. - Но я не уверен, что у него хватит времени", добавляет он, намекая на убийство Кадырова.

Для лидера ораторские способности Алханова слишком слабы, хотя в отличие от Кадырова, его репутация не омрачена обвинениями в коррупции и нарушениях прав человека.

То, что он делает акцент на экономическом восстановлении, может стать его козырной картой. Повторяя слова Путина о том, что жизнь в Чечне налаживается, он старательно лоббирует вопрос о налоговых льготах - чтобы привлечь инвестиции, и об усилении контроля над запасами нефти и других ресурсов в республике.

Он признает необходимость возвращения на родину местной элиты, за десять лет конфликта покинувшей республику. Обращаясь к московским чеченцам, он умолял их вернуться домой. "Нам нужны ваши таланты и профессионализм", говорил он. "У нас катастрофическая нехватка специалистов".

Но также он должен будет заняться более долгосрочными проблемами. По словам прокремлевского аналитика Вячеслава Никонова, "то, каким образом будут проведены президентские выборы в Чечне, не создаст легитимной системы власти".

Путин создал в Чечне вертикальную президентскую систему, а Кадыров немного сделал для того, чтобы поделиться властью и ресурсами с соперничающими в республике кланами. Выборы в местный парламент постоянно откладываются.

Алханов уже дал понять, что возможны переговоры с бывшим президентом и лидером повстанцев Асланом Масхадовым, если тот откажется от сепаратистских устремлений.

При отсутствии более эффективных усилий по воссоединению раздробленной республики, важнейшим задачей для нового президента может стать противодействие дальнейшей дестабилизации на всем Кавказе.

Для этого потребуется сотрудничество и согласование действий часто конфликтующих федеральных и местных структур безопасности, чтобы ограничить угрозу со стороны повстанцев, не прибегая к арестам и пыткам, из-за которых кадыровский режим лишился поддержки значительной части местного населения.

За последние несколько месяцев появлялись сообщения о новых стычках не только в Чечне, но и в Ингушетии и Кабардино-Балкарии к западу от нее. Политические разборки могут вылиться в насилие и в Дагестане к востоку от республики, где соперничающие кланы борются за власть с властями предержащими.

На юге, где растет напряженность в Южной Осетии, пограничном регионе Грузии, г-н Масхадов сам появился на телевидении и дал понять, что готов дальше воевать с Россией.

Антон Иванов, директор исследовательской группы FEWER Евразия, говорит: "Есть признаки того, что насилие перельется за границы Чечни на сопредельные территории. Не исключено, что боевики могут отправиться в Южную Осетию, чтобы применить свои боевые умения за деньги тех, кто стремится дестабилизировать регион. Это очень серьезная опасность".

Эта тенденция станет вызовом, разобраться с которым Путин не может просто поручить Алханову. Последствия его будут гораздо более широкомасштабны для России и для ее соседей.