Прошлой осенью российское правительство решило примерно наказать Михаила Ходорковского и принадлежащий ему нефтяной гигант 'ЮКОС': официально за уклонение от налогов, но на деле и за более серьезное, хотя формально и не выходящее за рамки закона, преступление - сотрудничество с антикремлевскими политическими группировками. Кроме того, на каком-то этапе этого процесса президент Владимир Путин решил, что управлять нефтяной и газовой промышленностью должен либо сам Кремль, либо его добрые друзья.

Как выясняется, кампания против 'ЮКОСа' представляет собой ключевой элемент борьбы за восстановление государственного контроля над сектором энергоносителей. Учитывая прошлую деятельность г-на Путина, удивляться этому не стоит. За четыре года, что он находится у руля, Кремль заставил замолчать оппозиционеров в СМИ и политике, и поставил ведущих бизнесменов перед выбором: присягайте на верность, или пеняйте на себя.

На прошлой неделе г-н Путин ввел одного из своих ближайших помощников, Владислава Суркова, в правление 'Транснефтьпродукта' - монополиста по производству оборудования для трубопроводов. Игорь Сечин, приятель президента еще со времен совместной службы в КГБ, не имеющий никакого опыта работы в секторе энергоносителей, недавно стал председателем совета директоров государственной нефтяной компании 'Роснефть'. Заместитель главы администрации президента Евгений Соколов вошел в состав правления 'Транснефти', которая контролирует российские трубопроводы. Кроме того, близкие сподвижники Путина сменили 'технократов' на руководящих постах в гигантской государственной газовой корпорации 'Газпром' и электроэнергетической монополии РАО 'ЕЭС'.

Раздробление частной компании - 'ЮКОСа' - руками государства, возможно, и является отклонением в тактическом плане, но вполне соответствует общей стратегии. Внимания налоговиков фирма удостоилась после того, как г-н Ходорковский в прошлом году осмелился оказать финансовую помощь ряду небольших антипутинских партий и неправительственных организаций (НПО). Если его признают виновным в уклонении от налогов и мошенничестве - а именно это ему инкриминируется - г-н Ходорковский может получить до 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Завтра истекает установленный судом срок, в течение которого 'ЮКОС' должен выплатить почти половину из 7 миллиардов долларов налоговых недоимок и штрафов за 2000 и 2001 г., предъявленных ему государством.

Активов 'ЮКОСа' - крупнейшего экспортера нефти в стране, занимающей второе место в мире по ее добыче - более чем достаточно, чтобы расплатиться по налоговой задолженности. Но правительство, похоже, хочет не столько получить деньги, сколько 'потопить' компанию. 'ЮКОСу' запрещено использовать для этой цели принадлежащие ему 35% акций другой крупной нефтяной компании - 'Сибнефти'; на его банковские счета наложен арест. Кремль отклонил все компромиссные предложения. Во всем этом деле не создается даже видимости честной игры: другие нефтяные компании использовали те же методы ухода от налогов, что и 'ЮКОС', но их никто не трогает. Тем временем, на московской бирже гуляют слухи, что привилегированные посвященные пачками скупают скачущие акции 'ЮКОСа' (закон не запрещает биржевые операции с использованием конфиденциальной информации).

Оставшись без козырей, 'ЮКОС' ждет, что предпримет правительство по истечении срока выплаты во вторник. Похоже, Кремль вознамерился распродать основные добывающие филиалы компании, начиная с 'Юганскнефтегаза', нарушая тем самым российское законодательство, согласно которому на торги сначала выставляются второстепенные активы. Оценочную стоимость филиала, установленную правительством, большинство наблюдателей сочли до смешного заниженной, и оно подрядило 'Dresdner Kleinwort Wasserstein' для выработки к сентябрю более реалистичной оценки.

Первой в очереди на приобретение этой жемчужины - обломка некогда лучшей нефтяной компании России - стоит (кто бы мог подумать!) 'Роснефть', а в затылок ей пристроился 'Газпром'. Если любой из них достанется 'Юганскгнефтегаз' и другие осколки 'ЮКОСа', можно будет сказать, что г-ну Путину удалось пересмотреть результаты приватизации ельцинской эпохи. Кроме того, по прогнозам некоторых аналитиков, 'Роснефть', возглавляемая г-ном Сечиным - сегодня это 'мелкая рыбешка' в корпоративном мире - возможно, примет участие в тендере на приобретение 'Славнефти'. В этом году, по оценке 'UBS Brunswick', на долю государственных компаний придется всего 16% добычи нефти в России - для сравнения, один 'ЮКОС' добывает 18%. Однако благодаря Кремлю эта картина, вероятно, скоро изменится.

Циники, как в России, так и за ее пределами, скажут: российская экономика, подобно иранской или алжирской, слишком сильно зависит от углеводородного сырья, чтобы его позволительно было оставить в частных руках. Несомненно, из-за 'самодержавных' инстинктов г-на Путина, примеры этих стран приходят на ум в первую очередь. Но Кремлю будет непросто оправдать восстановление государственного контроля над этим сектором с точки зрения национальных интересов - или деловой целесообразности.

В России об этом говорят редко, но 'ЮКОС' и другие частные нефтяные компании оживили пришедший в упадок сектор энергоносителей, а вместе с ним и всю экономику страны. Получив эти компании в собственность в результате сомнительных сделок середины 1990х, нефтяные олигархи вложили в них капиталы и превратили устаревшие предприятия советской эпохи в конкурентоспособные фирмы.

С 1998 по 2003 г. добыча нефти в России почти удвоилась, сыграв роль локомотива общего экономического роста в стране - за этот год его темпы должны составить 6,9%. За этот же период добыча трех крупнейших нефтяных компаний возросла на 90%: они далеко обогнали ведущие государственные корпорации - 'Роснефть', 'Транснефть' и 'Газпром' - чьи дела идут ни шатко, ни валко даже в разгар нефтяного бума. Аналитик 'UBS Brunswick' Пол Коллисон (Paul Collisson) полагает, что по эффективности российские государственные нефтяные компании уступают даже своим аналогам из стран с переходной экономикой.

В первые годы деятельность 'ЮКОСа' была далека от совершенства - корпорация нарушала интересы миноритарных акционеров - но затем она превратилась в образец эффективности и управленческой прозрачности среди российских компаний. Чтобы не утратить конкурентоспособности, остальным приходилось следовать ее примеру. По новым правилам, установленным г-ном Путиным, 'ЮКОС' будет передан - возможно, за бесценок - его приятелям из более слабых государственных, или дружественных государству, корпораций.

Другие нефтяные компании будут знать: их первостепенной обязанностью является не максимальное увеличение добычи, а сохранение хороших отношений с Кремлем. Основных потребителей российской нефти, особенно США, не должен оставить равнодушными тот факт, что подрыв прав собственности и возвращение к неэффективным бюрократическим методам управления в России может нанести ущерб ее способности превратиться, в долгосрочной перспективе, в альтернативный Ближнему Востоку источник нефтяных поставок.

Драконовские меры против ведущей нефтяной компании страны нанесли урон престижу г-на Путина за рубежом. Иностранные инвесторы справедливо обеспокоены: если 'ЮКОС' может рухнуть, то кто застрахован от подобной судьбы? Будь то в Чечне (где в воскресенье по указке Москвы состоялись выборы), в вопросе о свободе СМИ, или в нефтяном секторе, г-н Путин отдает предпочтение контролю, насаждаемому грубыми методами. Но то, что хорошо для 'человека в Кремле', плохо не только для 'ЮКОСа', но и для России в целом.