Спустя три года после 11 сентября 2001 года, террористам удалось в одном из аэропортов столицы пронести взрывчатку сразу в два российских самолета и одновременно их взорвать. Кошмар. Российская контрразведка в течение двух дней, незадолго до выборов в Чечне, предпринимала все, чтобы объяснить причину двойной трагедии техническими неполадками и исключить версию террористического акта, казавшуюся убедительной всем экспертам. Президент обеспечивал прикрытие, а находящееся в руках государства телевидение занималось убаюкиванием, как у Оруэлла (Orwell).

Но многие московские газеты не поддержали Кремль и тоже стали говорить о террористическом следе. Теперь и у России есть свое 11 сентября - такими были заголовки первых сообщений. Большинство россиян, видимо, думало так же.

'Силовики' Путина, люди при власти из спецслужб, видимо, утратили контроль. Если теперь все говорит в пользу террористического акта, то выглядит это двусмысленно: чеченская политика президента, делающая ставку на насилие и на нарушение прав человека, безнадежно провалилась, даже если выборы на Кавказе должны свидетельствовать об ином.

Кроме того, борьба с террором предполагает, что ее обязательным элементом должен быть демократический контроль над военными и спецслужбами. С послушным Кремлю парламентом и зависимыми от указаний сверху средствами массовой информации он невозможен. Это поймет и немецкий канцлер, когда будет встречаться с Путиным в Сочи.