Независимо от наряда - будь то кимоно, летная куртка или строгий костюм политика - президент России Владимир Путин охотно предстает в образе сильного мужчины. Кавказские террористы скоро узнают, что такое страх, прошипел недавно Путин на могиле убитого чеченского президента Ахмада Кадырова.

Однако страх распространяется, скорее, не в горных укрытиях мятежников, а на улицах российских городов. Люди боятся стать жертвой теракта - в метро, в театре или в самолете.

Путин играл на человеческом страхе, чтобы укрепить свою власть, сплотив дрожащий народ за широкими плечами закаленного чекиста и мастера боевых искусств.

Однако теперь этот самый страх начинает размывать фундамент власти хозяина Кремля. В народе растет недоверие. Почему руководство страны поначалу отказывалось признать, что крушение двух самолетов было терактом? Почему власти так долго тянули время, прежде чем рассказать семьям погибших всю правду? Все это похоже на ситуацию после катастрофы подводной лодки 'Курск' четыре года назад.

Путин пообещал освободить Кавказ и покончить с террористами, однако его стратегия себя не оправдала. Россияне все чаще приходят к этому выводу, особенно на фоне президентских выборов в Чечне.