При наличии всех свидетельств, указывающих на то, что причиной катастрофы двух российских самолетов на прошлой неделе был террористический акт, российским властям снова не дает покоя чеченский вопрос. Два самолета должны были взлететь из одного и того же аэропорта, лететь в одном и том же направлении (один из них летел в Сочи, где отдыхал президент России Владимир Путин) и оба взорвались в воздухе с интервалом всего в минуту - это уже слишком много для простого совпадения. Наконец, в обломках одного из злосчастных самолетов были обнаружены следы взрывчатки гексогена - излюбленного среди чеченских боевиков-смертников.

Само время аварии - накануне президентских выборов в Чечне - говорит само за себя. Спустя почти 13 лет после того, как чеченцы впервые взяли в руки оружие, чтобы отделиться от России, и до сих пор нет никаких признаков окончания конфликта. На самом деле, есть лишь рост терроризма и насилия не только в многострадальной республике, но и внутри самой России.

Если поначалу и были надежды на невоенное решение, когда господин Путин сменил на посту Бориса Ельцина, то они умерли, когда первый решил поставить сепаратистов на колени путем использования силы.

Москва разыграла в Чечне свою последнюю политическую карту в октябре 2003 года, когда выдвинула Ахмата Кадырова на позицию 'избранного президента'. Произошло это после противоречивого референдума, который одобрил новую конституцию, предоставляющую Чечне большую автономию, но где совершенно четко сказано, что Чечня остается частью России.

Но если господин Путин думал, что местный промосковский лидер сможет решить проблему, то он сильно недооценил безжалостность боевиков, которые Кадырова просто убили.

А теперь Москва повторяет то же самое, заменяя Кадырова Алу Алхановым на состоявшихся в воскресенье президентских выборах.

Господину Алханову придется пройти большой путь, чтобы выполнить ту программу, которую он заявил: Чечня сохраняет статус части России и экономическую автономию, привлекает помощь и инвестиции, сокращает безработицу и начинает переговоры с Асланом Масхадовым.

Но это проще сказать, чем сделать, так как Москва настолько дискредитировала Масхадова, что переговоры с ним означают для нее потерю лица.