Москва, 30 авг. (ЮПИ). Ни у кого не было сомнений в том, что кадровый офицер милиции Алу Алханов одержит убедительную победу на состоявшихся в воскресенье досрочных выборах президента Чечни. Поскольку подсчет голосов практически завершен, ожидается, что Алханов будет официально провозглашен новым президентом Чеченской республики.

Сообщается, что Алханов поделился своими мыслями в связи с избранием на высший пост: "Я чувствую огромное бремя возложенной на меня ответственности. Эйфории не испытываю. Имеется четкое понимание того, что предстоит очень много сделать". Существует надежда, что, приступая к новым обязанностям, он серьезно отнесется к семи пунктам, в силу которых его работа представляется самой сложной по сравнению с кем-либо еще в России.

1. Изменения, навязанные сверху. После длящихся более десятилетия гражданского конфликта и войны, отношение чеченцев к России и русским в лучшем случае можно назвать двойственным. Кремль хочет наделить своего ставленника в республике широкими полномочиями - как это было в случае с предыдущим президентом Чечни Ахмадом Кадыровым до его гибели 9 мая. Однако то, что считалось хорошо для Кремля, не всегда было хорошо для самой Чечни. В том случае, если Алханов сможет найти политическое решение, направленное на прекращение насилия в республике, как он об этом заявлял в начале своей предвыборной кампании (однако тогда в Кремле ему отсоветовали этим заниматься), ему должно быть позволено это сделать.

2. Исходное положение о том, что силы безопасности смогут подавить любое сопротивление. Представление о том, что борьба против вооруженных бандитов должна вестись силами обычных армейских частей следует пересмотреть. Чеченские боевики уже давно усвоили тактику борьбы с российскими военными и спецслужбами. А Кремль очень мало что сумел для себя вынести из того, как террористы в республике меняют тактику своих действий и ведут сбор дополнительных сил и средств из-за рубежа. Использование негосударственных сил милиции - Рамзан Кадыров тут является наглядным примером - в республике должно быть поставлено под контроль законно избранных властей.

3. Игнорирование демографической ситуации в Чечне. Население Чечни молодо и продолжает молодеть. Согласно имеющимся данным, уровень рождаемости в Чечне в пять раз выше, чем в среднем по России. В случае сохраняющейся социальной напряженности еще одно поколение чеченцев не будут знать ничего, кроме конфликта и войны. Алханов будет иметь дело с несколькими тысячами боевиков, настроенных на раздор и пропитанных ненавистью; он должен сделать все, что в его силах, чтобы спасти чеченскую молодежь от насилия, под знаком которого проходит жизнь целого поколения.

4. Нехватка средств для восстановления инфраструктуры и экономики, которая работает на каждого жителя Чечни. Бедность более, чем что либо другое, лежит в основе бед и трудностей, переживаемых Чечней. При почти 70-процентном уровне безработицы и спорной бюджетной политике, единственным ремеслом в Чечне являются и овладение навыками стрельбы из автомата и нарко-терроризм. Кремль дал Алханову зеленый свет на использование средств, полученных от небольшого, но прибыльного нефтяного сектора республики - право, которым федеральный центр никогда не наделял Кадырова. Алханов пообещал создать рабочие места и заново отстроить дома для тех, кто потерял кров в двух чеченских войнах. Складывается впечатление, что у него будет широкая свобода действий по распоряжению бюджетными средствами. Использует ли он их для восстановления Чечни или позволит чиновничьему аппарату прикарманить и растащить скудные республиканские ресурсы?

5. Недооценка того, каким образом нынешняя политика по отношению к Чечне способствует созданию условий для терроризма в республике и прилегающих областях. Провал политики Кремля в Чечне является очагом разрастания раковой опухоли для соседей этой кавказской республики. Недавние вспышки насилия в Ингушетии и нестабильность в Дагестане показывают, что чеченские беды и проблемы легко переносятся на соседнюю почву. Положение, в котором Чечня находится в настоящий момент, это положение государства-банкрота, и ее негативное влияние на весь регион очевидно.

6. Отказ согласиться с тем, что борьба с терроризмом является также и политической проблемой. У Кремля и руководства Чечни нет другого выбора, кроме как искоренить и уничтожить бандитов и террористов. Вместе с тем, сам этот процесс имеет столь же большое значение, что и конечный результат. Кремль может поставить у руководства Чечни своего ставленника - сильного лидера, используя методы "принудительной демократии" и малодемократичные выборы, однако он не может заставить чеченцев поверить в политическую легитимность своих руководителей. Террористы стремятся к тому, чтобы дезорганизовать деятельность государственных структур, представив их нелегитимными. Заметная и сильная рука Кремля в госструктурах Чечни часто сильно снижает эффективность работы "назначенных руководителей" и программы их действий.

7. Чрезмерное использование силы против гражданского населения. В этом конфликте менее всего заботы проявляется о благосостоянии и достойном будущем чеченского народа. Почти ежедневно в этом конфликте погибают террористы и сотрудники российских сил безопасности, однако всегда под перекрестным огнем оказываются мирные жители. Если Алханову не удастся изменить способы и методы проведения спецопераций российскими силами безопасности, чеченцы будут постоянно считать, что присутствие российских сил безопасности является еще худшей болезнью, чем то лекарство, которым они призваны быть, и что эти силы ничем не отличаются от имеющихся среди чеченского населения террористов.

У Алханова самая тяжелая и, возможно, самая опасная должность в России. Лидеры чеченских террористов уже поклялись, что убьют его. Принимая во внимание то, что случилось с его предшественником, становится ясно, что Алханов понимает, что это не пустая угроза. Он также понимает, каким мандатом, в результате победы на воскресных выборах, наделил его Кремль. Остается лишь проследить за тем, будет ли Алханов действовать в направлении выполнения задач, изложенных в вышеперечисленных пунктах. Если не будет, то его и Кремль ждет провал.