МОСКВА. - Если Владимира В. Путина за что-то и выбрали президентом, то за стабильность. Говорят, что он придал стабильность российской экономике, внешней политике и вообще политической системе. Если за эту стабильность и приходилось платить, смиряясь с некоторыми признаками авторитаризма в стране, то надо признать, что такую цену согласны платить не только здесь, но и во многих других странах.

Однако то, что произошло за несколько последних недель, если и не разрушило, то серьезно поколебало репутацию Путина, заработанную на этой самой стабильности.

Одновременный подрыв двух российских пассажирских самолетов в воздухе на прошлой неделе, серьезные вылазки боевиков в Чечне и Ингушетии в течение всего лета, политические протесты против изменения пенсионных льгот, банковский кризис в июле, не прекращающееся давление на компанию "ЮКОС" и вызванные им дикие скачки фондового рынка и снижение доверия инвесторов, а также возобновившееся бегство капиталов за границу кусочек за кусочком составляют картину, глядя на которую, трудно поверить, что Кремль под руководством господина Путина твердо держит все под контролем. Во вторник вечером сюда добавилось еще одно яркое пятно - смертница взорвала себя и еще как минимум девять человек.

Один из немногих либералов, оставшихся в российском парламенте - Владимир А. Рыжков - сравнивает стабильность при Путине со стабильностью при бывшем советском лидере Леониде И. Брежневе.

- Это лишь иллюзия стабильности, - заявил он журналистам на прошлой неделе, - на самом деле стабильности в нашей стране нет.

Взрывы самолетов, унесшие жизни девяноста человек, не только вскрыли вопиющие нарушения мер безопасности в одном из самых современных аэропортов страны, но и показали, что война в Чечне, которую Путин уже не раз объявлял законченной и выигранной, все продолжается, и борьба с терроризмом выходит на новый виток.

Обычно не стесняющийся в выражениях, как и президент Буш, когда речь заходит о терроризме, в этот раз Путин хранил молчание до вторника, когда он заявил, что террористические акты, как он и утверждал все эти годы, доказывают связь между чеченскими боевиками и 'Аль-Каидой'.

Оппоненты Путина расценили его сравнительно тихую реакцию таким образом, что на самый громкий до сегодняшнего момента террористический акт на российских авиалиниях президенту просто нечем ответить.

Взрывы произошли сразу после того, как 21 августа в столице Чечни Грозном боевики устроили серию ночных вылазок, о которых ни официальные лица, ни государственная пресса не сказали практически ни слова. Чеченские боевики напали на ряд избирательных участков и захватили несколько блок-постов в самом сердце города, расстреливая останавливавшихся у постов местную пророссийскую полицию и солдат федеральной армии. Официально погибли 22 солдата и полицейских, но чеченские власти утверждают, что в действительности были убиты до 50 человек.

Эта вылазка практически повторяла более масштабную операцию в соседней Ингушетии в июне, в результате которой погибли около ста человек. После того рейда президент Путин сменил военное командование и фактически лишил Генеральный штаб оперативной автономии от Министерства обороны, что, правда, никаких плодов пока не принесло. Обе атаки со стороны сепаратистов прошли на фоне проводимой Москвой кампании по выборам президента, который мог бы заменить лояльного Москве Ахмада Кадырова, убитого в мае взрывом бомбы на трибуне стадиона в Грозном.

- С политической точки зрения это очень плохой знак для Путина, - считает Рыжков. - Каждый год число террористических актов и жертв удваивается, жизнь в России становится все менее и менее безопасной.

Война в Чечне - это, безусловно, наболевшая проблема - кровопролитие не прекращается уже шестой год, и вероятность мирного решения все ниже. Однако в марте этого года Путин был переизбран на второй срок во многом потому, что население считает его - а Кремль всеми силами это мнение поддерживает - единственным человеком, могущим противопоставить порядок хаосу, царящему в России.

На практике же единственное, в чем ему удалось добиться стабильности - в установлении жесткого контроля Кремля над политической, а с ней и деловой и общественной жизнью в стране.

Однако, если его политическая власть действительно непоколебима, то народную поддержку он вполне может потерять. Предложение Путина заменить социальные льготы, например, бесплатный проезд на транспорте и бесплатное медицинское обслуживание для миллионов ветеранов и пенсионеров, на денежные выплаты вызвало самую мощную волну общественного протеста за все время, что он находится у власти. По крайней мере одно недавнее социологическое исследование показало, что его рейтинг упал до отметки ниже 50 процентов, в то время как на выборах его поддержал 71 процент граждан (хотя оговоримся, что российским опросам общественного мнения верить можно, но с оглядкой).

Однако парламент новый закон о льготах принял без проволочек, а господин Путин так же тихо подписал его в воскресенье в своей черноморской резиденции в Сочи, подождав, пока протесты выдохнутся и окончательно канут в Лету, поскольку государственное (или контролируемое государством) телевидение сразу про них забыло.

Трон Путина также раскачивает так и не пришедшее пока к своему логическому концу судебное противостояние с "ЮКОСом", которое уже распугало иностранных инвесторов и поставило компанию на грань банкротства, хотя Путин обещал, что его правительство не даст кризису зайти так далеко. Кроме того, летом атака властей на два небольших банка спровоцировала ожидания, сравнимые с настоящим банковским кризисом.

Две недели назад члены назначенного им же кабинета министров открыто схлестнулись по вопросу скорости реформ в энергетическом секторе и экономических прогнозах страны. Премьер-министр Михаил Е. Фрадков упрекнул экономистов за то, что они прогнозируют ежегодный рост, который не позволит Путину сдержать свое обещание удвоить валовой внутренний продукт. Министр финансов Алексей Л. Кудрин заявил в ответ, что правительство само 'смяло' реформы, которые могли бы привести к желаемому росту.

Неопределенность дальнейшей судьбы "ЮКОСа" была одним из факторов беспрецедентного повышения цен на нефть, так что представители правительства Буша даже сочли возможным усомниться в надежности своих российских партнеров. С одной стороны, России выгодны высокие цены - часть сверхдоходов уже пущена на выплату внешнего долга и увеличение военных расходов - но нестабильность рынка заставила определенные круги пересмотреть свое отношение к самой России как к надежному партнеру.

Отток капиталов из России, который стабильно снижался все годы, пока Путин был президентом, снова начал расти, и это также показывает, что поддержка все слабеет. В этом году отток капиталов может составить до 9 миллиардов долларов, а по словам независимых аналитиков - еще больше.

В стране у Путина нет ни серьезных политических противников, ни - с учетом того, какая выстроена политическая система - перспективы их появления, так что с политической точки зрения его власти ничто не угрожает. Но есть еще такая вещь, как репутация.

- Политических последствий никаких не будет, потому что это уже не первое такое несчастье, - заявила 'Независимой газете' либеральный политик Ирина Хакамада, участвовавшая в выборах против Путина в марте, - Россия вообще вошла в полосу катастроф. Все рушится, в том числе и система безопасности, и экономическая система.

Можно сказать и более образно, как выразился тесно связанный с Кремлем политолог Глеб Павловский на недавней пресс-конференции: 'Президент сейчас работает донором стабильности, но это не может продолжаться вечно'.