Москва - В среду произошла самая дерзкая акция в рамках волны террора, захлестнувшей Россию: в первый день нового учебного года боевики с 'поясами шахидов' захватили школу на юге страны, взяв в заложники более 100 учеников, их родителей и учителей.

Драма с заложниками последовала за терактом, совершенным смертницей в Москве во вторник вечером, и одновременным взрывом двух самолетов на прошлой неделе.

В среду - когда на телеэкранах плачущие родные заложников молили о пощаде, а российские войска окружали школу - в связи с разразившимся кризисом возникли вопросы относительно эффективности бескомпромиссной стратегии президента Владимира Путина в Чечне.

Кроме того, третий теракт за восемь дней заставляет обратить внимание на ограниченность возможностей российской разведки в борьбе с радикальными группировками - для некоторых россиян это стало сюрпризом, поскольку сам г-н Путин является бывшим сотрудником КГБ, а в его администрации преобладают ветераны разведслужб и органов безопасности.

Налет на школу произошел в тот момент, когда исламистская группировка под названием 'Бригады Исламбули', взявшая на себя ответственность за предыдущие теракты с использованием смертников, заявляя, что они стали возмездием за гибель братьев-мусульман в Чечне, пообещала, что 'волны [террора - прим. перев.] будут продолжаться, пока мы не унизим безбожное государство по имени Россия'.

Россия в первый раз реально сталкивается с организованным наступлением террористов', - говорит Павел Фельгенгауэр, независимый военный аналитик из Москвы. Кроме того, по словам г-на Фельгенгауэра, эта ситуация показывает всю ограниченность потенциала российской милиции и спецслужб, 'неэффективных и печально известных своей коррумпированностью'.

'Они не знают планов [противника - прим. перев.], они даже точно не знают, кто осуществил нападение, они совершенно неподготовлены к этой работе. В прошлые годы нам просто везло, что в стране не было масштабных террористических кампаний, - добавляет г-н Фельгенгауэр. - Думаю, если бы кто-то решился на действительно продолжительные действия, ситуация у нас была бы ненамного лучше, чем в Колумбии'.

Данные о ситуации с захватом заложников в среду были отрывочны, а порой и противоречивы. Сразу после окончания церемонии по случаю начала учебного года, на которой присутствовали как родители, так и учителя, более дюжины хорошо вооруженных боевиков захватили начальную школу ? 1 [так в тексте. На самом деле речь идет о средней школе - прим. перев.] города Беслан в Северной Осетии, регионе, расположенном к западу от Чечни и населенном в основном христианами.

Сообщается, что террористы ставили детей в оконных проемах, чтобы российские спецподразделения не могли штурмовать здание. По данным российских СМИ, в ходе захвата школы погибло семеро гражданских лиц, 50 ученикам удалось бежать в возникшем поначалу хаосе, а еще 15 детей боевики отпустили.

Кроме того, нападавшие, как сообщается, передали представителям властей мобильный телефон для связи, но приказали вернуться представителю мусульманского духовенства, который вошел во двор школы, чтобы начать переговоры. По данным 'Associated Press', к вечеру среды российским властям удалось вступить в контакт с вооруженной бандой, захватившей школу, и начать переговоры.

По словам советников президента, боевики потребовали вывести российские войска из Чечни, прекратить военные действия в этой республике, и освободить партизан, захваченных в Ингушетии в июне этого года.

Один из трех человек, с которыми, по словам боевиков, они готовы говорить - Леонид Рошаль, детский врач, участвовавший в переговорах в ходе осады театра на Дубровке в Москве в 2002 г., где 800 зрителей были взяты в заложники во время спектакля. В ходе освобождения заложников погибло около 170 человек, в основном от воздействия усыпляющего газа, примененного российской стороной.

Нынешний захват заложников - 'это ужасно, но я считаю, что абсолютно безнадежных ситуаций не бывает, - заявил в среду доктор Рошаль в интервью 'Christian Science Monitor'. - Не думаю, что этого нельзя было предотвратить'.

Умеренные чеченские фракции отрицают свою причастность к этой, по их выражению, 'чудовищной' акции, но главную вину за сложившуюся ситуацию возлагают на российские власти.

В переданной записке террористы предупредили, что в случае штурма взорвут здание, и пригрозили казнить по 50 заложников за каждого убитого с их стороны.

'В настоящее время инициативой владеют мятежники, - отмечает Оксана Антоненко, специалист по России из лондонского Международного института стратегических исследований. - 'Они определяют, где это [теракт - прим. перев.] произойдет: это может произойти в самолете, в школе, где угодно'.

Россияне все острее ощущают свою уязвимость, и задают вопросы относительно дееспособности разведки и спецслужб, на чьем счету, в отличие от их израильских коллег, не имеется большого количества заранее предотвращенных терактов.

'Несомненно, в подобных случаях ответственность всегда ложится на спецслужбы, но все обстоит не так просто, - говорит Юрий Кобаладзе, бывший пресс-секретарь КГБ. - Даже самые мощные и эффективные спецслужбы, не испытывающие недостатка в финансировании, вроде израильской, порой оказываются беспомощными. Усилий одних спецслужб недостаточно. Необходимы политические решения'.

На момент написания этой статьи ни одна группировка не взяла на себя ответственность за захват школы. Но еще с середины 1990х гг. громкие захваты заложников - неизменно сопровождавшиеся человеческими жертвами, а порой и неумелыми действиями российской стороны - стали визитной карточкой боевиков-сепаратистов в Чечне. Исход нынешнего кризиса отразится на репутации президента Путина, связавшего во вторник недавние взрывы самолетов с действиями 'Аль-Каиды', а до этого пять лет руководившего войной России в Чечне.

На этой неделе поддерживаемый Москвой чеченский лидер Алу Алханов пообещал использовать поддержку 73% избирателей, полученную на выборах в прошедшее воскресенье - которые, впрочем сопровождались обвинениями в подтасовке результатов - чтобы 'покончить с мятежниками [и] стереть их с лица земли раз и навсегда'.

'[Кремль] может сказать, что это [волна насилия] - результат его победы в Чечне, что противник перешел к террору против гражданского населения, проиграв борьбу на поле боя, - говорит Фельгенгауэр. - Однако что касается российского народа, то он начинает испытывать настоящий страх'.

Напряженность в Москве возросла еще во вторник вечером, после того, как террористка-смертница взорвала бомбу в толпе у входа на станцию метро 'Рижская' - кроме нее погибло еще 9 человек. Подобных чеченских смертниц часто называют 'черными вдовами' - эти женщины, чьи мужья или отцы погибли от рук российских войск, мстят за них ценой собственной жизни.

В среду российский министр обороны Сергей Иванов заявил: 'Нам объявлена война, где противник не виден и нет линии фронта'.

В центре внимания следователей по делу о катастрофе двух самолетов, в которой погибло 89 человек, оказались две чеченки, купившие билеты в последнюю минуту, чьи тела не забрал никто из родных. На обломках самолетов обнаружены следы гексогена - взрывчатого вещества, ранее использовавшегося чеченскими террористами; как выяснилось, взрыв произошел в хвостовой части лайнеров, когда они находились в воздухе.

'Люди начинают осознавать это, только когда такое происходит каждый день, - говорит Антоненко из МИСИ. - Но если подсчитать, сколько терактов произошло [в России] только за последний год, то получается, что за исключением Ирака - а это зона военных действий - оно намного превосходит аналогичные цифры по любой другой стране мира'.

Помимо осады московского театра в 2002 г., нынешняя драма с захватом школы напоминает еще один громкий налет, случившийся летом 1995 г. Тогда чеченские мятежники под командованием Шамиля Басаева - полевого командира, который, как считается, стоит за некоторыми недавними терактами в России - взяли в заложники сотни пациентов городской больницы в южном городке Буденновск. В результате налета и беспорядочных ответных мер российской стороны погибло 100 человек.

'Захват в заложники ни в чем не повинных детей, который может спровоцировать мощную ответную реакцию - это либо крупный просчет, либо данную группировку не слишком волнует общественное мнение', - говорит Антоненко.

По ее мнению, эта акция будет иметь отрезвляющий эффект, и одновременно, вероятнее всего, приведет к эскалации насилия. 'Возможно, это терроризм ради терроризма, а не попытка достичь какой-либо конкретной политической цели', - утверждает она.