Чеченские террористические организации отмечают конец лета с его псевдовыборами в Грозном и начало учебного года в стране новой волной тщательно подготовленных террористических актов в России. За двумя самолетами, синхронно взорванными шахидками, последовали трагедия у московской станции метро, где женщина-самоубийца включила взрывное устройство в самой толпе людей, а теперь еще и захват чеченцами в заложники целой школы в североосетинском Беслане. Трагическая игра похожа на злой комментарий к той олимпийской мощи, которую Путин смог обеспечить себе и своим соратникам, но которая не может обеспечить его подданным столь желанный и обещанный порядок.

Этот комментарий свидетельствует также о том, что язык насилия, которым особенно хорошо владеют кавказские террористы, - основной, на котором в этой стране решают конфликты. Формально централизованные, выстроенные в шеренгу политические силовые ведомства по сути не обеспечивают единства в обществе. Общество скорее состоит из разложенных до атомов масс, уставших от борьбы элиты за лидерство. Если при Путине российское государство окрепло, то это означает, что его слуги получили невиданные полномочия.

В средневековой России спокойствие тоже воцарялось лишь тогда, когда один из князей побеждал в продолжительной междоусобной борьбе, убрав конкурентов со своего пути и добившись крупных наделов для своих воинов от верноподданнного населения. Негласные оккупационные отношения между правителями и управляемыми сегодня проявляются в разочарованном презрении обоих лагерей друг к другу.

Многие политики смотрят на собственный народ как на тупое стадо, а тот уже задним числом берет реванш и, не вдаваясь в детали, воспринимает эту касту людей как лживых, коррумпированных и некомпетентных руководителей. В нынешнее критическое время, когда российское руководство взывает к патриотизму и борется с проблемой терроризма, многие россияне высказывают озабоченность недостатком реальной солидарности среди соотечественников и эпидемией цинизма среди подрастающего поколения.

О хотя бы мало-мальски доверительном сотрудничестве населения и власти, которое так необходимо для отпора терроризму, не может быть и речи. Полиция, которая теперь должна своими силами обеспечивать безопасность полетов, воспринимается многими гражданами как легализованная банда рекетиров, которая благодаря государственной монополии силы безнаказанно сажает, бьет и грабит беззащитных людей. Из страха перед злоупотреблением властью блюстителями порядка многие пострадавшие и свидетели преступлений не обращаются к ним за помощью.

В то, что милиционеры устоят перед подкупами террористов, верят лишь единицы. Тот факт, что сотрудничество раскаявшихся с властями не поощряется, подтвердил приговор Верховного суда, по которому в отношении молодой чеченки Заремы Муджахоевой, присланной в Москву на роль камикадзе и сдавшейся полиции, не были признаны смягчающие обстоятельства. Муджахоева теперь проведет двадцать лет за решеткой. Создается впечатление, будто российские власти решили наказать молодую заключенную за собственные неудачи.