Несмотря на то, что Владимир Путин утверждает обратное, недавняя волна террористических атак в России мало связана с "Аль-Каидой" (если связана хоть как-то). Но она определенно имеет отношение к разрушительной политике Путина на Северном Кавказе.

Когда боевики из отколовшейся от России Чеченской республики захватили в среду, 1 сентября, школу в соседней Северной Осетии с сотнями заложников, это выглядело как пугающее эхо печально известных захватов московского театра в 2002 году и больницы на юге России в 1995. Последняя атака, произошедшая в первый день нового учебного года, случилась уже на следующий день после взрыва смертницы около станции метро в Москве и всего через неделю после взрывов двух российских пассажирских лайнеров. Вину за эти атаки также возлагают на чеченских сепаратистов. Местный мусульманский лидер пытался пройти к участникам захвата заложников и намеревался стать посредником, но те отказались от его услуг. 15 детей были освобождены, потом похитители пообещали убивать по 50 детей за каждого погибшего боевика. Они потребовали освобождения чеченских боевиков, задержанных в июне российскими силовыми структурами в еще одной соседней республике - Ингушетии.

Ответственность за взрыв во вторник в Москве и теракты на двух самолетах на прошлой неделе взяли на себя "Бригады Исламбули" (тж. "Бригады Исламбули Аль-Каиды"), которые также, как считается, стояли и за попыткой покушения на кандидата на пост премьер-министра Пакистана Шауката Азиза в конце июля. Предположительно, группа названа в честь Халида аль-Исламбули, участника убийства египетского президента Анвара Садата в 1981 году. Его старший брат, Мухаммад аль-Исламбули в 1980-90-х гг. был связан с египетской экстремистской группировкой и бывал на базах в Афганистане. Для Владимира Путина этого было достаточно, чтобы объявить, что последние заявления, сделанные этой группой, подтверждают связь сил, действующих в Чечне, с международным терроризмом.

В лучшем случае это не слишком убедительный аргумент. Хотя имеются определенные доказательства связи между "Аль-Каидой" и некоторыми чеченскими террористами, госдепартамент США в своем ежегодном "Отчете о глобальном терроризме" не упоминает "Бригады Исламбули", говоря лишь об общей связи явлений.

В действительности, единственным доказательством того, что эта группа вообще существует, являются три заявления от ее имени, опубликованные в интернете, причем авторство этих текстов не подтверждено. Более того, эти атаки в России, равно и как несколько предыдущих, ответственность за которые ранее никогда не брали зарубежные группировки, были проведены молодыми чеченскими женщинами, т.н. "черными вдовами". Многие из них во время конфликта потеряли членов своих семей. К примеру, выяснилось, что одна из предполагаемых смертниц, летевшая на взорвавшемся самолете, имела брата, который исчез после задержания, проведенного российскими силовыми структурами.

Тем не менее, хотя личности всех смертниц внушают мысль, что недавние атаки тесно связаны с российской политикой в Чечне и имеют мало отношения к глобальному терроризму, лидеры Франции и Германии тепло поддержали Путина на общей пресс-конференции, прошедшей во вторник всего за несколько часов до взрыва у метро. "В Чечне необходимо найти политическое решение, - заявил президент Жак Ширак. - Это то, к чему стремится Россия. Мы полностью открыты для любых переговоров о политическом решении".

Но существует или нет какая-либо связь с "Аль-Каидой", важнейшей причиной последних атак является то, что России так и не удалось найти это политическое решение, напротив, она и не старается его искать. Путину, как и его предшественнику Борису Ельцину, не удалось подавить сепаратистский конфликт в Чечне с помощью военной мощи, и он попытался изолировать его, назначив президентом региона местного Ахмада Кадырова. Тот пытался установить контроль с помощью собственной доморощенной милиции. Эта политика дала сбой в мае, когда Кадыров был убит (возможно, повстанцами, возможно, нет), а сам конфликт раскололся на борьбу нескольких фракций за власть - кадыровской милиции, повстанческих группировок и федеральных сил. Встреча Путина с лидерами Германии и Франции прошла через два дня после выборов нового чеченского президента, которым, как и ожидалось, стал Алу Алханов, кандидат Путина. Столь же ожидаемо выборы не были признаны местными журналистами и правозащитниками, которые зафиксировали факты массовых вбросов фальшивых бюллетеней и мошенничества.

Карт-бланш, выданный российским службам безопасности на похищения, пытки и убийства молодых чеченцев, подозреваемых в связях с боевиками, породил феномен "черных вдов", и это явление уже вышло за пределы Чечни. По данным правозащитной организации "Мемориал", в Ингушетии, в которой, в отличие от Чечни, похищения были редки, с начала 2003 года пропали около 50 человек. Галина Губина, занимавшая пост во властных структурах Ингушетии и пережившая в мае подрыв автомобиля, заявляла, что за предыдущие три месяца произошло 25 похищений людей.

Некомпетентность и коррупция привели к тому, что службы безопасности оказались неспособными справиться с повстанцами. В июне чеченские боевики провели ночной рейд в Ингушетии, результатом которого стали несколько десятков убитых. Судя по всему, с помощью подкупа террористам удалось пройти через несколько блокпостов, и, по данным представителей иностранных благотворительных организаций в Назрани, в течение десяти часов, до тех пор, пока атакующие не рассеялись, федеральные войска, базирующиеся неподалеку, по загадочным причинам не двигались на помощь осажденным ингушским силам. Рейд по чеченской столице Грозному за неделю до президентских выборов привел к почти такому же ужасающему результату. Напротив, большинство жертв захватов театра в 2002 году и больницы в 1995 погибли из-за неумелых попыток сил безопасности их спасти.

Печально, но и сейчас есть риск того, что кризис с заложниками в Северной Осетии разрешится подобным образом. И каков бы ни был результат, Путин еще раз попытается выдать это за глобальное явление. Но в действительности российская террористическая проблема - полностью доморощенное явление. И готовность иностранных лидеров поддержать его аргументы и закрыть глаза на злоупотребления в Чечне и других регионах может лишь способствовать ухудшению ситуации.