И снова чеченская смертница подорвала себя на московской улице. Среди тех, кто захватил заложников в Беслане, тоже есть женщины. 'Черные вдовы' считают теракты-самоубийства пропуском в рай.

Окончательного подтверждения пока не последовало, но, судя по всему, взрыв возле станции метро 'Рижская', а также катастрофы пассажирских самолетов на прошедшей неделе - дело рук чеченских террористок-смертниц. Женщин, взрывающих себя и совершенно невинных людей, называют 'черными вдовами'.

Сацита Джебирханова и Амнат Нагаева, которых подозревают во взрыве двух лайнеров, покинули Чечню 22 августа. Так, во всяком случае, реконструируют события представители следствия. Вместе с сестрой Амнат Розой и подругой Сациты Марьям Табуровой они, якобы, собирались за товаром в Баку. Однако вместо этого девушки тайно сели на междугородний автобус и отправились в Москву. Там Сацита и Амнат купили билеты для своего последнего путешествия, которое унесло жизни девяноста человек. Мотивы Амнат были типичны для 'черных вдов'. У нее были причины мстить России. Ее брат исчез три года назад, когда его забрали русские солдаты.

Какие мотивы двигали другими женщинами, неизвестно. Следствие не исключает, что именно Роза Нагаева подорвала себя возле станции метро 'Рижская'. Правда, детонация была настолько сильна, что тело смертницы разорвало в клочья, и по этой причине опознать ее вряд ли возможно. Сейчас ведутся отчаянные поиски четвертой женщины.

Предположительно, речь идет о Марьям Табуровой. По одной из версий, она затаилась, чтобы через какое-то время нанести свой удар. Московские власти нервничают, поскольку с четверга по воскресенье в столице должны пройти массовые мероприятия по случаю Дня города.

Кровавый след 'шахидок' - 'воинов Аллаха' - тянется от театрального центра на Дубровке. Снимки шестнадцати затянутых в черное женщин с пистолетами в руках и поясами, наполненными взрывчаткой, обошли весь мир. Они хотели тогда продемонстрировать свою готовность к смерти. При этом до последнего момента они верили, ситуация разрешится в ходе переговоров, как этом было в 1995 году во время захвата больницы в Буденновске.

Однако в случае с 'Норд-Остом' президент Путин решил иначе. Террористов и их заложников усыпили с помощью газа, и в ходе последовавшего штурма все захватчики были убиты выстрелами в голову. Видимо, снимки казненных женщин еще сильнее разожгли ненависть чеченцев к русским. В любом случае, с тех пор 'черных вдов' приходится принимать всерьез. Они нанесли несколько жестоких ударов. 18 убитых в североосетинском Моздоке, 16 погибших в московском Тушино, 14 жертв теракта у гостиницы 'Националь' - настоящий каталог ужаса.

После катастрофы 'Норд-Оста' чеченский полевой командир Шамиль Басаев кичился тем, что подготовил целый батальон 'шахидок', которые будут наносить удары за пределами Чечни.

Судя по всему, недостатка в смертницах батальон не испытывает. Это поразительное для Чечни явление, поскольку согласно законам предков женщины не должны браться за оружие. Это привилегия мужчины, которым женщины должны подчиняться. Месть, в том числе кровная, до недавнего времени была исключительно мужским делом.

Однако более чем десятилетняя война размыла устоявшуюся систему правил, которая, начиная с 16 века, сосуществовала с умеренным исламом. Жестокость конфликта заставляет женщин, потерявших привычное окружение, включаться в борьбу.

23-летняя Зарема Мушихоева - единственная 'шахидка', которую взяли живой, приговорив потом к 20 годам за неудачную попытку взорвать один из московских ресторанов - была пропитана ненавистью к России. Как сообщила осведомительница, подсаженная к ней в камеру, за десять лет войны погибли 38 членов семьи Мушихоевой. Среди убитых был ее муж, от которого остался ребенок. Согласно действующим канонам, ребенка забрали родственники погибшего мужа. По чеченским представлениям, такая женщина уже ничего не могла ожидать от жизни.

Женщины, подобные Зареме, выбирают для себя деятельность, которая запрещена как законами предков, так и нормами принятой в Чечне формы ислама. Религиозными мотивами для совершения смертельных диверсий женщин, скорее, снабжает ваххабизм - экстремистская разновидность мусульманской религии, возникшая в Саудовской Аравии. Ваххабизм внушает своим последователям, которые широко распространились по Северному Кавказу в ходе чеченских войн, что 'войны Аллаха' попадают непосредственно в рай.

Однако этот религиозный фанатизм, характерный также для афганских талибов и террористической сети 'Аль-Каиды', является не причиной, а следствием конфликта в Чечне. Постоянное обострение проблемы и отсутствие серьезного стремления к политическому решению с учетом интересов чеченцев создают питательную среду для развития экстремизма.