Мы вновь стали свидетелями массового захвата заложников в России. На этот раз невинные жертвы находятся не в одной из провинциальных больниц и не в театре: сегодня это случилось в школе.

Автором-изобретателем этой жестокой формы вымогательства стал никто иной, как пожарный, сменивший форму ГО на бурку боевика, чтобы потом окончательно превратиться в незнающего жалости террориста, финансируемого исламскими радикалами. Закаленный в абхазско-грузинской войне 1992 года Шамиль Басаев стал особенно известен из-за проявленной в первой чеченской кампании (1994-1996) жестокости.

Шло лето 1995 года. Зажатые в кавказских горах и обстреливаемые российскими военными чеченские сепаратисты оказались на пороге страшного отчаяния. Именно тогда и появился Басаев со своим новым изобретением.

Басаев и его сторонники совершили лихой маневр и напали на находившийся в 150 километрах от чеченской границы Буденновск, посеяв панику среди стотысячного населения города. Чеченцы попытались захватить несколько ключевых городских зданий, среди которых были сберкасса, отделение милиции, мэрия, здание местных органов ФСБ и центр связи. Некоторые из боевиков потом отступили и вернулись на территорию своей родной республики, но возглавляемая Басаевым кучка сепаратистов захватила городскую больницу и взяла в заложники 1000 человек. Главаря боевиков нисколько не волновал вопрос о том, когда умереть, он лишь хотел умереть ради того, чтобы достичь вывода федеральных войск из Чечни.

Требования чеченских камикадзе достигли стен Кремля. Басаев сумел добиться не имевшего прецедентов масс-медиа триумфа после того, как перед телекамерами всего мира вел телефонные переговоры с тогдашним премьер-министром Виктором Черномырдиным.

В обмен на сохранение жизни заложникам Москва предоставила террористам возможность выйти из окружения. Эти же в свою очередь потребовали от российских властей прекратить ведение огня в Чеченской республике. В результате столкновений погибло более 150 человек - гражданских лиц и военных; большинство из которых были русскими.

Поняв, что самоубийственный эксперимент Басаева с компанией увенчался успехом, шесть месяцев спустя чеченские боевики повторили его, захватив уже другую больницу. На этот раз печальная участь постигла маленький городок Кизляр, расположенный на территории соседствующего с Чечней Дагестана.

И кошмар повторился вновь. Волки-одиночки Салмана Радуева сначала взяли в заложники около 2000 человек - врачей, медсестер и пациентов - а затем, прикрывшись живым щитом из захваченных людей попытались отступить обратно в месторасположение своих баз. Усвоившие урок с Буденновском военнослужащие федеральных войск и Министерства внутренних дел отрезали им путь к отступлению. Чеченцы оказались в окружении в селение Первомайское, где развернулись жестокие бои, в ходе которых российская сторона использовала весь имевшийся в наличии арсенал. В результате столкновений погибло: по официальной версии - несколько десятков человек, по свидетельству местных новостных агентств - несколько сотен.

Третий акт этой драмы развернулся в самой российской столице. Вечером 23 октября 2002 года группировка хорошо вооруженных боевиков во главе с неким Мовсаевым одним махом сумела захватить располагавшийся на московской улице Дубровка театр. Особое место среди проводивших захват боевиков занимала группа мрачных женщин со скрытыми под масками лицами. На каждой из них был надет пояс смертницы с зарядным устройством и взрывчаткой. Это были так называемые 'черные вдовы' - те, кто потерял на чеченской войне детей, мужей, братьев; те, кто поклялся умереть, убивая своих врагов.

В разрешении ситуации с захватом заложников на Дубровке участвовали уже другие главные действующие лица. Бывший президент Борис Ельцин стал неприкосновенным пенсионером. Черномырдин был назначен послом на Украине, иными словами - отправлен в вынужденное изгнание в ближайшем зарубежье. Нового хозяина Кремля зовут Владимир Владимирович Путин и он вовсе не намерен вести переговоры с террористами.

Бывшие коллеги Путина по работе в КГБ предложили ему альтернативное новшество для решения проблемы с заложниками: пустить в здание театра, где в заложниках находилось более 700 человек, особый газ, который парализует боевиков. Однако, сверхсекретное анестезирующее вещество оказалось настоящим кошмаров и в результате его использования погибли десятки ни в чем неповинных российских граждан. Но, что правда - то правда: боевики не получили никаких поблажек и были полностью ликвидированы.

Сегодня в Беслане, где разворачивается последний акт этого адского спектакля, Басаева нет: после одной из своих многочисленных стычек с федералами ему пришлось ампутировать ноги. Но у него нет и особой надобности находиться в захваченной школе, и без того понятно, что его 'модус операнди' (образ действий) ощущается и в этой новой российской трагедии, цель которой громко заявить о себе всему миру.