Путин перед лицом сурового испытания по спасению детей. Чеченский конфликт разрастается.

Эта война длится уже почти десять лет, и с каждым годом исламские сепаратисты прибегают ко все большей жестокости, чтобы их борьба была замечена. Война в Чечне, которую Кремль возобновил для продвижения политической карьеры неизвестного тогда бывшего офицера КГБ Владимира Путина, стала сегодня кошмаром, постоянно преследующим российского президента.

Вчерашний захват школы в южном городе Беслане, расположенном в республике Северная Осетия, увенчал неделю кровавых событий, опровергнув обычные заявления Путина по поводу конфликта, заключающиеся в том, что 'обстановка улучшается'.

Были совершены теракты на борту двух пассажирских самолетов и возле станции метро. А сейчас он должен сделать то, что кажется невозможным: обеспечить спасение 400 школьников, загнанных террористами в заминированный спортивный зал. Детей удерживают 17 исламских экстремистов, хорошо знакомых с тактикой русских по освобождению заложников, готовых умереть и требующих неприемлемого - вывода российских войск из Чечни.

Для того, чтобы россияне почувствовали вкус страданий, которым чеченцев подвергали российские солдаты, боевики-сепаратисты захватывали в качестве заложников больных в госпиталях и зрителей в театрах. Они направляли террористов-смертников, чтобы те взрывали концертные площадки и гостиницы, пассажирские самолеты и станции метро в часы пик. Однако мало кто может понять, чего они надеются добиться, направив свое оружие на детей начальных классов.

Боевики, действующие в Беслане, выбрали регион, где уже существует межэтническая напряженность. Осетины - неистовый и безжалостный народ Северного Кавказа. Пока еще не восстановлены нормальные отношения осетин с соседней мусульманской Ингушетией, с которой они воевали 13 лет назад. Ингушетия недавно пережила серьезные боевые столкновения и 'антитеррористическую' операцию российских войск, считающих, что боевики-сепаратисты обосновались в этой республике. Своевольные осетины вряд ли будут равнодушно смотреть на то, как их детей удерживают в заложниках те же люди, которые пришли со своей 'священной войной' на порог их дома.

Всего три месяца назад казалось, что сепаратистское движение в Чечне расползается по швам. Российское руководство заявляло, что внутренний круг руководства боевиков, сплотившийся вокруг лидера сепаратистов Аслана Масхадова, постепенно начинает сдаваться. Российская спецслужба ФСБ даже сказала, что сам Масхадов вместе со своим главнокомандующим Шамилем Басаевым укрывается за границей, возможно, в Турции.

Народ Чечни, доведенный до отчаяния десятилетием российских артобстрелов, законами шариата, исчезновениями людей и их убийствами русскими солдатами, похоже, согласился терпеть московское правление, если это означает мир.

Ставленник Москвы президент Ахмат Кадыров занял свой пост в октябре прошлого года. Жесткая хватка Кадырова, усиленная действиями его туповатого сына Рамзана, дала многим подобие правления, при котором они получили стабильность. Однако 9 мая Кадыров погиб в результате террористического акта, ответственность за исполнение которого взял на себя Басаев.

Политика Кадырова, проявлявшаяся в том, что он подкупал боевиков, чтобы те служили под его началом, привела к тому, что в рядах спецслужб республики появились сторонники сепаратистов. Боевикам стало легче передвигаться по республике и наносить удары по российским войскам. Это не только разозлило военных: некоторые говорят, что такие действия привели к ослаблению мер безопасности вокруг Кадырова, что позволило боевикам заложить взрывное устройство под президентское кресло на стадионе в Грозном в День Победы.

Попытка Кремля столкнуть между собой чеченцев дала эффект самовозгорания. В сепаратистском движении возникла междоусобная вражда. По одну сторону оказались те 'предатели', которые брали деньги у Москвы; по другую - те, кто стремился сколотить альянс с международными силами исламских экстремистов.

Живущий в эмиграции Масхадов претендует на непричастность к терактам этой недели. Возможно, это его, а может быть, и не его боевики ежедневно нападают на российские войска в горах Чечни. Однако настойчивые заявления представителя Масхадова о том, что сепаратисты не имеют ничего общего с произошедшими во вторник на борту двух самолетов терактами, оказались поворотным моментом. Они показали, что русские в своей борьбе против террористов не могут вести переговоры с Масхадовым, как не могут и 'нейтрализовать' его.

Постоянные утверждения Кремля о том, что война в Чечне направлена против группировок, связанных с 'Аль-Каидой', дали свой результат. После событий 11 сентября Запад предпочитает не замечать, как Москва подавляет сепаратистские настроения в Чечне, полагая, что борьба с исламскими экстремистами - более важная ставка в этой игре. После того, как Вашингтон отказался признавать Масхадова, роль сторонников жесткой линии в стане боевиков возросла.

Теперь в списках боевиков, объявленных Россией в розыск, фигурируют новые имена. Абу Валида, уроженца Саудовской Аравии и сторонника жестких действий, объявили теневым вдохновителем и организатором терактов с участием смертников на всей территории России. Однако его семья заявила, что он погиб в боевых действиях в начале этого года. В ФСБ считают, что он фальсифицировал собственную смерть, чтобы отправиться в Ирак для организации там исламистского сопротивления. По мнению ФСБ, в настоящее время его прежние функции выполняет другой иностранец - Абу Ясин.

Такие заявления укладываются в схему интернационализации конфликта. Ирония состоит в том, что конфликт в Чечне начинался не как борьба исламских боевиков. Сейчас же дело обстоит совсем по-другому. Боевики, захватившие в октябре 2002 года театр на Дубровке, заявляли, что они подчиняются Масхадову. 'Бригады Исламбули', взявшие на себя ответственность за уничтожение самолетов и взрыв возле метро, заявляют, что хотели 'наказать неверных русских' и помочь своим 'братьям мусульманам в Чечне'.

Два года назад Москва столкнулась с врагами, у которых был конкретный лидер, преследовавший ясную и поддающуюся определению цель: независимость Чечни. К сегодняшнему дню Москва позволила этим врагам переродиться в экстремистов, которые готовы погибать и убивать любого - от солдата до ребенка - чтобы наказать Россию и прийти туда со своей бесконечной 'священной войной'.

Два года назад у Москвы был партнер для переговоров. Сейчас, в Беслане, она столкнулась с невыполнимыми требованиями. Перед ней школьники в заминированном спортзале и семнадцать вооруженных боевиков, отключивших мобильный телефон.