Правозащитные организации и Совет Европы в очередной раз призвали Герхарда Шредера четко выразить свою позицию в отношении политики российского президента. И снова германский канцлер отделался невнятными формулировками.

Шредер мог бы многое сказать во время своей последней встречи с Путиным и французским лидером Жаком Шираком. В Чечне только что завершились выборы, которые, собственно, не заслуживают такого названия. Российские солдаты в этой кавказской республике регулярно убивают, пытают и насилуют мирных жителей. Все это происходит под флагом борьбы против международного терроризма, который был, кстати, главной темой саммита тройки.

Однако Шредер не только воздержался от критики, но и без труда нашел слова одобрения: 'Заметных нарушений на выборах не было'. За дальнейшим развитием ситуации канцлер пообещал наблюдать с 'критической солидарностью'.

Конечно, не исключено, что в разговорах с глазу на глазу Шредер говорит со своим другом Путиным без обиняков. Жаль только, что это не дает должного эффекта. Нет никаких признаков того, что русские собираются менять свою политику на Кавказе. Поэтому те, кто, невзирая на постоянные нарушение прав человека, предлагают еще теснее сомкнуть ряды, становятся соучастниками.

Уже довольно долгое время Шредер и Ширак проводят политику сближения с Россией. В Москве этому откровенно рады. Совместные попытки предотвратить войну в Ираке стерли возможные противоречия. Когда Путин в марте был переизбран на второй срок, французский и немецкий лидеры поспешили лично поздравить сильного мужчину в Кремле.

Позиция Берлина и Парижа не просто бессовестна. Одна разрушает единую политику ЕС. Сильная Европа, за которую выступают Ширак и Шредер в своих контактах с Вашингтоном, в общении с Россией почему-то больше не является приоритетом. Новые страны Евросоюза из Восточной Европы, а также Нидерланды и Великобритания с недоверием смотрят на новый альянс с Москвой. Польша и страны Балтии, исходя из своего опыта, предостерегали от излишней ласковости в отношениях с Россией. Председательствующая в Евросоюзе Голландия обратилась к Путину с недвусмысленным требованием предпринять усилия для достижения мира в Чечне. Но с какой стати президент России должен считаться с ЕС, если две ведущие страны Европы без промедления отпускают ему все грехи?