Автор статьи - министр иностранных дел РФ

Отношения между Москвой и Берлином на протяжении нашей непростой совместной истории во многом определяли самочувствие всего европейского континента. В новейший период, начиная со ставшего реальностью при решающей роли России объединения Германии, они, несомненно, переживают подъем. Думается, что без этого, в частности, была бы вряд ли возможна нынешняя степень сближения нашей страны со структурами расширяющейся и углубляющейся европейской интеграции.

За прошедшие годы общими усилиями нам удалось найти конструктивные развязки и в целом сбросить унаследованное от прошлого бремя крупных нерешенных проблем. Достаточно, к примеру, вспомнить о выплате компенсаций российским жертвам нацистских преследований, о 'примирении над могилами' и поддержании в достойном состоянии российских воинских захоронений и мемориалов в Германии, включая недавнюю образцовую реставрацию скульптуры советского солдата в берлинском Трептов-парке. Или об исполняющемся в августовские дни десятилетии вывода российских войск с территории Германии - акции уникальной по ряду параметров, выполненной четко в договорный срок.

Климат российско-германских отношений сегодня определяется духом взаимного доверия, равноправия и уважительного подхода к интересам друг друга. Для них характерна транспарентность и осознанная взаимозависимость в решении важнейших европейских и мировых проблем. Сотрудничество на всех ключевых направлениях - от совместных усилий в деле обеспечения международного мира и безопасности до кооперации в экономической и культурно-гуманитарной сферах - приобрело динамичный, продуктивный характер. Оно опирается на прочный правовой фундамент, прежде всего 'большой' Договор 1990 г., далеко не исчерпавший свой глубокий потенциал, реализуется через разветвленную сеть двусторонних механизмов.

Особую интенсивность политический диалог и взаимодействие России и Германии по широкому кругу вопросов приобрели в первые годы наступившего столетия. Активные регулярные контакты на высшем уровне задают здесь тон. В рамках российско-германских саммитов, прежде всего межгосударственных консультаций, проводимых ежегодно с участием ключевых министров обеих сторон, формируются ближайшие задачи и двусторонняя повестка дня на более отдаленную перспективу. На это будет нацелен и очередной - уже 7-й раунд, который состоится в начале сентября в Гамбурге.

Последний - в октябре 2003 г. в Екатеринбурге - был отмечен содержательными, а в чем-то новаторскими договоренностями в различных сферах российско-германских отношений - политической, экономической, культурно-гуманитарной. По ряду аспектов, включая задачу облегчения взаимных поездок граждан, они на шаг опередили наш диалог с другими партнерами в Европе. Еще совсем недавно сама мысль о германском генконсульстве в Калининграде могла показаться фантазией Гофмана. Его учреждение, которое, рассчитываем, позволит сгладить для калининградцев часть возникших в контексте расширения ЕС проблем, в т.ч. в визовой сфере, - показательный пример глубины взаимного доверия. Над улучшением географии своего консульского присутствия в Германии, кстати, работает и российская сторона, планируя вскоре открыть новое Генконсульство во Франкфурте-на-Майне.

Самое пристальное внимание на уровне политического руководства наших стран уделяется стержневому направлению сотрудничества, каковым является наше торгово-экономическое взаимодействие. За последние годы здесь удалось решить ряд застарелых вопросов, мешавших поступательному движению. В итоге налицо позитивная динамика. Товарооборот превысил рекордные 25 млрд. евро, немецкие инвесторы лидируют по объемам вложений в России. Проблема, однако, в качественном задействовании огромного потенциала наших взаимодополняемых экономик, налаживании производственной кооперации в высокотехнологических отраслях, которые определяют современный прогресс.

Эти задачи, поставленные екатеринбургским саммитом, имеют безусловный приоритет в работе всех задействованных с обеих сторон ведомств. Об этом шла речь и на июльской встрече Президента и канцлера с представителями делового мира России и ФРГ в Москве. У российской стороны есть немало интересных идей и конкретных предложений для взаимовыгодного сотрудничества в области авиации и космоса, информатики, телекоммуникаций, биотехнологий, производства новых материалов, лазерной техники, нанотехнологий и т.д. Считаем важным довести их до потенциальных германских партнеров и поддержать, в том числе силами экономической дипломатии, устанавливающиеся деловые связи. Серьезных, прорывных решений ожидаем от двусторонних Форума по высоким технологиям и Конференции по малому и среднему предпринимательству соответственно в Мюнхене и Штутгарте, провести которые в ближайшие месяцы согласовано на высшем уровне.

Стратегический характер сохраняет и наше взаимодействие в энергетической сфере, свидетельством чего могут служить последние договоренности между такими гигантами, как российский "Газпром" и германский "Э.ОН", о расширении сотрудничества по всей производственной цепочке. Предметный разговор о новых перспективах взаимодействия в энергетических сферах, в т.ч. в интересах укрепления энергобезопасности Европы, состоится в рамках первого "Энергетического саммита" ведущих российских и германских компаний в будущем году.

С удовлетворением оцениваем углубление взаимодействия наших стран на международной арене, в Совете Безопасности ООН, других многосторонних структурах. Оно опирается на общность подходов Москвы и Берлина к ключевым проблемам формирования нового демократического мироустройства, к противодействию новым угрозам и вызовам. Наглядные примеры его приоритетного характера - создание совместной Рабочей группы по вопросам безопасности и договоренность о транзитном использовании

российских воздушного пространства и территории для обеспечения немецких миротворцев в Афганистане. Последнее не имеет прецедентов в отношениях России со странами НАТО. При этом мы готовы идти дальше и предложили задействовать также потенциал российской военно-транспортной авиации.

Наши страны, как известно, прилагали энергичные совместные меры для урегулирования иракского кризиса политико-дипломатическими средствами. После свержения режима С.Хусейна и оккупации Ирака сохранился высокий уровень координации по вопросам послевоенного восстановления страны. При этом мы исходим из важности скорейшей стабилизации обстановки через развитие внутрииракского диалога. Выступаем за необходимость четкого выполнения резолюции 1546 СБ ООН, зафиксированного в ней графика политического процесса. Считаем, что проведение международной конференции по Ираку могло бы придать дополнительную динамику усилиям по нормализации ситуации в стране.

Палитра российско-германских отношений была бы неполной без культурно-гуманитарной составляющей, играющей особую роль в деле сближения и укрепления взаимопонимания между народами наших стран, формирования объективного образа страны-партнера в противовес отжившим стереотипам 'холодной войны', к сожалению, все еще кочующим по страницам многих германских СМИ. Трудно переоценить значение беспрецедентных по своему охвату 'Российско-германских культурных встреч', проводимых в течении последних двух лет под патронатом президентов наших стран. Следующим шагом, над которым мы активно работаем, должна стать значительная активизация обменов молодежи. К гамбургскому саммиту на этот счет готовится специальное соглашение, а дальнейшему развитию культурного сотрудничества должно способствовать новое соглашение о статусе и условиях деятельности культурных центров двух стран. Отрадно также, что важная для будущего наших связей тема молодежного сотрудничества приобретает все большее звучание не только в рамках политического диалога, но и контактов общественности, включая форум 'Петербургский диалог'.

В целом сегодня мы вправе отметить, что к глубоко символичной дате 60-летия окончания Второй мировой войны наши страны подходят с солидным позитивным багажом, реализуя на практике свой исторический выбор в пользу примирения и партнерства, идеи которых все более прочно укореняются в сознании абсолютного большинства россиян и немцев. Этот стратегический выбор, как подтвердили последние годы, идет во благо всей Европе и не подвержен конъюнктурным колебаниям.