'Наша главная задача спасти жизнь и здоровье заложников', - сказал вчера президент в кратком обращении к народу. Как и всегда в такие моменты, он с крайней серьезностью на лице смотрит в объектив камеры и пытается продемонстрировать решительность и силу. Однако за рамками таких выступлений существует информационная политика Кремля, состоящая из прочной стены молчания.

Спокойствие руководства является не только важным наследием Путина, полученным от прошлой службы в разведке, но и русской традицией. Поэтому жалуется население на эту возню с секретностью редко, впадая потом в большинстве случаев в фатализм и в покорность.

Для 51-летнего главы Кремля молчание является отличительной чертой с давних пор. Оно должно продемонстрировать глубину раздумий и расчета, неподверженных внешнему влиянию, и готовность к решительным действиям. В особой мере эти черты пропагандирует государственное телевидение. В частности, транслируется любое публичное выступление президента, часто скучно детализированное: Путин встречается с узким кругом лиц на заседании кризисного штаба, Путин с мрачным лицом раздает указания и тому подобное. Но большинство журналистов избегает задавать неприятные вопросы или просить дать оценку событиям. Зато бульварные газеты засыпают россиян слухами и теориями о заговоре.

Впервые молчание Путина в момент крупных катастроф стало очевидной чертой во время гибели атомной подводной лодки 'Курск' в августе 2000 года. В то время, как президент, тогда исполнявший свои обязанности всего лишь несколько месяцев, погрузился в молчание, еще выжившие сначала матросы боролись на дне Баренцева моря за выживание.

Столь же фатальным было молчание во время захвата заложников в московском театре в октябре 2002 года. Тогда российские подразделения специального назначения взяли здание штурмом после того, как закачали туда нервно-паралитический газ. При освобождении погибли почти 130 заложников, так как прибывшие врачи, а также медперсонал больниц не были проинформированы о том, какой газ был применен и о том, какое воздействие он имеет. После трагедии в театре 'Норд-Ост' (это название спектакля, который тогда там шел) журналисты и родственники погибших задавали вопросы, но официального ответа не получили, пока сами по себе не отпали и вопросы.