Волна насилия в России больше говорит о провалах российских властей, чем о глобальном терроризме.

Каждый раз, когда распри на российском Кавказе выливаются в страшную трагедию, жертвами которой оказываются сотни неповинных людей, можно быть уверенным в двух вещах. Первое - то, что российские правители - как кто угодно на их месте - используют это, чтобы напомнить миру о неисправимой жестокости их врагов. Второе - то, что даже в стране, где манипулирование событиями - традиция, трагедия вырвется из-под контроля, оборачиваясь громадными и неожиданными последствиями.

Около 350 детей и взрослых стали невольными участниками страшной драмы, разыгравшейся 1 сентября, когда 19 человек захватили школу в городе Беслане в Северной Осетии. Требованием захватчиков был вывод российских войск из Чечни и освобождение чеченских боевиков, взятых в плен во время их нападения на соседнюю Ингушетию в июне. Террористы пообещали уничтожить 50 детей, если хоть один член банды будет убит. На начальной стадии переговоров был достигнут успех, и шестеро заложников были освобождены. Президент Владимир Путин заявил, что жизни заложников - абсолютный приоритет.

Внешний мир быстро предложил России солидарность, которой она хотела. Совет Безопасности ООН "суровым образом" осудил захватчиков, а президент Буш, как сообщалось, пообещал поддержку Америки "в любой форме" в борьбе с "бессердечным терроризмом".

У простых россиян инцидент вызвал в памяти жуткие воспоминания о, по крайней мере, семи инцидентах, происшедших за последние десять лет, в которых чеченцы брали заложников, чтобы привлечь внимание к своей борьбе за независимость. Первая такая драма - захват больницы в июне 1995 г. - была разрешена при участии миролюбивого премьер-министра Виктора Черномырдина и привела к мирному соглашению; но аналогичная ситуация полгода спустя закончилась одним лишь применением силы. Так было и с захватом заложников в московском театре в 2002 г., когда погибло 129 человек - почти все от газа, использованного спецназовцами.

Путин представляет дело так, что страшное начало учебного года в Беслане было последним изгибом давно развернувшейся спирали террора. Он дал понять, что все предыдущие нападения были осуществлены не без вмешательства извне.

Немного известно - даже людям, которым положено знать, о бригадах Исламбули, группе, которая, как сообщалось, взяла на себя ответственность за взрыв смертницы у станции московского метро на этой неделе и взрывы на борту российских пассажирских самолетов, вместе унесших жизни около ста человек. Захватчики заложников в Беслане заявили о том, что подчиняются Шамилю Басаеву, руководителю теракта 1995 г.

Известно, что Басаев связан с международными террористами. Несмотря на эти неясные связи, последняя волна атак является, в основном, результатом внутрироссийского конфликта.

Похоже, что взрывы на борту самолетов и на улице Москвы, равно как несколько других, за которые не взяли ответственность группы из-за рубежа, осуществлены молодыми чеченками, решившими покончить с собой. У одной из них, так же, как у многих "черных вдов" до нее, российские силы похитили брата. Среди тех, кто захватил заложников, люди из Чечни и Ингушетии. Люди в обеих республиках (причем все больше в последней) страдают из-за того, что российским силам безопасности был дан карт-бланш похищать, мучить и убивать людей.

Единственное, что указывает на существование бригад Исламбули, это два якобы их заявления на сайте боевиков и еще одно, приписанное "бригадам Исламбули Аль-Каиды", в котором говорится о том, что в июле они предприняли попытку убить кандидата в премьер-министры Пакистана Шауката Азиза. Такие доказательства для Путина - "это факт, подтверждающий связь определенных сил, орудующих на территории Чечни, с международным терроризмом". Его поддержали лидеры Франции и Германии, вышедшие вместе с ним на пресс-конференцию за два часа до взрыва в Москве и через два дня после выборов в Чечне, ставших фарсом. Жак Ширак сказал, что Россия стремится к политическому решению конфликта в Чечне.

На самом деле, фон к последним терактам создала именно неспособность России к этому. Связи между чеченцами и международным терроризмом существуют, но одним этим недавние теракты не объяснить.