Вести переговоры о спасении людей, взятых в заложники, всегда было и есть невероятно тяжело. Но я не считаю, что освобождение заложников в школе в Беслане не имело шансов закончиться без сотен жертв среди детей. Уже сейчас, по официальным данным, погибло 322 человека, половина из которых дети, и, скорее всего, это не конец. Российские войска специального назначения, или 'спецназ', окруживший школу и руководивший операцией по освобождению заложников, имеет репутацию страшной, мощной и эффективной организации.

Эта его репутация многих, по крайней мере, на Западе, заставляет верить в то, что для предотвращения такого ужасного исхода уже практически ничего нельзя было сделать.

Однако это совершенно не так, ибо действительна только одна сторона репутации спецназа. Это действительно страшная организация. Однако она отнюдь не так уж эффективна, и не была таковой даже во время 'холодной войны', когда ее хорошо финансировали. В декабре 1979 года спецназу поставили задачу убить президента Амина в Афганистане, и эту операцию они провалили по всем статьям. Да, они убили президента, но только при этом уничтожив десятки своих же товарищей и перестреляв его детей.

Операция должна была быть 'хирургической', с минимальным количеством, как говорят американцы, 'непрямых потерь'. Однако из-за некомпетентности нападавших она быстро превратилась в кошмар и хаос: несколько бойцов отряда спецназа, отряженных на это задание, атаковали дворец в темноте, но затем не поняли, кто в кого стреляет, а закончилось все это тем, что стреляли они друг в друга, и в результате сами же понесли тяжелейшие потери.

Владимир Путин начинал свою карьеру в КГБ как раз тогда, когда Комитет организовал эту операцию, обернувшуюся катастрофой. Сейчас, как президент России, он послал свои соболезнования властям Северной Осетии, где террористы взяли в заложники целую школу. Но в действительности он сам по меньшей мере частично ответствен за то, что операция по спасению заложников захлебнулась в море крови. И переговорщики, и спецназ, которого вокруг школы собралось несколько тысяч человек, были совершенно не готовы к тому, что произошло. Зная, что террористы заминировали школу и крышу, а также несут бомбы на своих телах, они не разработали никаких планов на тот случай, если одна из этих бомб взорвется.

Но именно это и произошло. После взрыва наступил хаос - часть детей вырвалась из школы и побежала, с ними выбежала и часть террористов. Спецназ так и смог отсечь школу от города, так что кое-кому из террористов удалось уйти. Вокруг даже не было машин 'скорой помощи', на которых пострадавших можно было бы отвезти раненых заложников в больницы. Многие дети погибли именно от пуль спецназа, потому что попали под перекрестный огонь террористов, стрелявших им в спину, и российских спецслужб, стрелявших в ответ. Кроме того, вполне возможно, что крыша школы, обрушившаяся и похоронившая под грудой бетона многих детей, была разрушена взрывом гранаты, запущенной одним из спецназовцев из оцепления.

Несмотря на то, что официальные лица отрицают, что велась подготовка к штурму, президент Путин, вне всякого сомнения, планировал такую операцию, пока план не пошел насмарку из-за неожиданных взрывов. Он предусмотрительно добился со стороны ООН осуждения террористов - таким образом, получалось, что международное сообщество давало ему карт-бланш и позволяло планировать разрешение кризиса так, как он сам считает нужным. Спланированный штурм здания также стоил бы сотен человеческих жизней, но это не остановило бы Путина.

Несмотря на весь производимый им сейчас сочувственный и трогательный шум, Путин поразительно равнодушен к человеческой жизни. Когда на дне Балтийского моря лежала подлодка 'Курск', а сто восемнадцать человек ее экипажа медленно задыхались и замерзали внутри, он даже не прервал свой отпуск. Несколько позже в интервью CNN на вопрос, что же случилось с лодкой, он просто ответил, улыбнувшись: 'Она ушла на дно'. О ста восемнадцати моряках - ни слова.

Так же мало его тронули и тысячи жизней, которые забрала война в Чечне. Для него это 'норма отходов' - небольшая, как он думает, цена за то, чтобы сохранять контроль России над Чечней. Это и есть традиционный подход КГБ, который я сам слишком хорошо помню из опыта своей работы в этой организации.

В армии и спецслужбах России людям всегда целенаправленно вбивали в сознание абсолютное презрение к человеческой жизни, и в случае с Владимиром Путиным это, несомненно, получилось. Только за время его президентского срока в российской прессе было опубликовано более тысячи репортажей о том, как умирают в армии российские солдаты-призывники - а ведь это совсем мальчишки, - чаще всего от издевательств со стороны других солдат. И что же он сделал? А ничего.

Путин считает, что он может силой заставить чеченцев подчиниться его воле, и сотен погибших детей Северной Осетии, конечно, не хватит, чтобы заставить его изменить свою политику. Он, вероятно, так никогда и не признает, что эта политика была провальной. Но при всем этом у России вряд ли остался смысл и дальше не идти на компромисс по вопросу широкой автономии Чечни. Нефтяные запасы Чечни практически исчерпаны; других природных ресурсов в стране почти нет; да и ее 'стратегическая' важность для России - не более чем миф. Большинство чеченцев - отнюдь не исламские фундаменталисты, да и вовсе не такие уж ревностные мусульмане. 'Аль-Каиду' здесь не привечают, и, по моему мнению, практически нереально, чтобы в захвате заложников в Осетии 'Аль-Каида' принимала какое-либо серьезное участие, хотя российские власти утверждают, что среди убитых ими обнаружено десять якобы арабов.

Путину удалось убедить мир в том, что его война в Чечне есть неотъемлемая часть борьбы с международным терроризмом. Но это не так. Это гражданская война, которую можно было не развязывать и можно не продолжать, не имеющая ничего общего ни с Усамой бин Ладеном (Osama bin Laden), ни уж точно ни с какими другими группировками исламских фанатиков. Но, раз убедив легковерных лидеров западного мира вроде Тони Блэра (Tony Blair) и Джорджа Буша-младшего (George W Bush), что в Чечне он воюет с такими же людьми, которые разрушили Всемирный торговый центр, Путин до сих пор получает аплодисменты за свою совершенно ненужную жестокость в совершенно ненужной войне.

Ни один цивилизованный человек не будет отрицать, что те, кто захватил заложников в Беслане, открыли новые глубины варварства и бесчеловечности, до которых только можно докатиться. Но в лице Владимира Путина им противостоит лидер, который так же мало беспокоится о человеческой жизни, как и они сами.

Олег Гордиевский был самым высокопоставленным офицером КГБ, когда-либо работавшим на [разведку Великобритании] МИ-6.