Трагические события, развернувшиеся на юге России на этой неделе, вызвали сочувствие, ужас и сострадание по всему миру. С того момента, как люди в масках ворвались в школу Беслана в среду, первый день школьных занятий в России, кровавое варварство чередовалось с не менее кровавой некомпетентностью.

Боевики, которых выжившие назвали 'нелюдьми', более двух суток держали в заложниках сотни детей и их родителей, не давая им ни есть ни пить. Они стреляли во всех, кто пытался убежать, угрожали устроить взрыв и, в конце концов, сделали это.

У российских властей, начавших в пятницу штурм, не было четкого плана. В результате был хаос почти апокалиптического масштаба: истекающие кровью дети, штабеля трупов, рухнувшие стены и крыши, дикие слухи, ужас и паника. Не хватает слов, чтобы осудить убийц, осуществивших это невероятное по своей безжалостности нападение на детей, но ужас их родителей еще более усилило практически полное отсутствие информации и проявленное бюрократическое равнодушие к их судьбам.

Вполне возможно, что никто никогда не узнает, сколько человек погибло в результате событий прошлой недели. Вполне возможно, что полный отчет о событиях никогда не будет обнародован.

После этих атак россияне имеют право чувствовать справедливость усиления своей борьбы с террористами, которые на прошлой недели осуществили серию терактов, взорвав два пассажирских самолета и произведя взрыв у станции московского метро, а также захватив в заложники школьников и, два года назад, зрителей московского театра. Важно, что в результате этих событий правительство Великобритании и других западных стран вновь выразили свое сочувствие России и предложили ей свою техническую и разведывательную поддержку в том, что похоже на затяжную и кровавую 'войну с террором' в России.

В то же время, важно помнить о том, что эта атака является не изолированным событием, а частью цикла насилия, начавшегося 10 лет назад, когда тогдашний президент России Борис Ельцин послал войска в Чечню. Хотя в то время его чиновники говорили, что рассчитывают на 'маленькую победоносную войну', которая покончит с сепаратистами в автономной республике, результаты вторжения оказались куда более 'впечатляющими'.

Под присмотром Ельцина российская армия превратила столицу Чечни Грозный в залитый кровью разрушенный город-призрак. Десятки тысяч чеченцев бежали из страны и теперь живут в лагерях беженцев по всему региону. Однако, с тех пор, как к власти пришел Владимир Путин, ситуация еще более ухудшилась. Он начал второе вторжение и, частично благодаря этому, поднялся к вершинам власти. С тех пор он закрыл доступ в регион международным организациям помощи и журналистам, отказался вести какие-либо переговоры и позволил российским войскам пытать и мучить чеченских мирных жителей.

Постоянно продолжающееся насилие разложило как население Чечни, так и российских контрактников, профессиональных солдат, которые безнаказанно насилуют, мародерствуют и продают оружие. Кроме того, война привел к упадку демократических институтов и свободной прессы в самой России. Хотя чеченские экстремисты, возможно, и получают помощь от 'Аль-Каиды', нельзя отрицать, что российские власти способствовали созданию такой атмосферы, в которой 'Аль-Каида' смогла расцвести пышным цветом.

Взрывающие себя чеченки, известные как 'черные вдовы' это буквально вот кто: жены, матери и сестры мужчин, погибших от рук российской армии.

Разрешению ситуации не помогает лживое отношение российских властей к войне, которую президент Путин давно объявил 'законченной'. Но она не только не закончена, на ее глубинные причины так и не было обращено внимание. Вместо проведения переговоров с настоящими, умеренными лидерами Чечни - положим, среди них есть и сепаратисты - российские власти предпочли навязать Чечне ряд марионеточных лидеров, ни один из которых не обладает ни авторитетом, ни поддержкой общества, необходимыми для того, чтобы покончить с экстремистами. Напротив, трое из четырех ранее избранных президентов Чечни умерли жестокой смертью, последний из них - в мае. Теперешний президент, как и его предшественник, стоит у руля благодаря сфальсифицированным выборам, и неизвестно, сколько продержится на своем посту.

Как бы трудно президенту Путину ни было признать это, бесполезно притворяться, что чеченский терроризм можно разгромить, не достигнув всеобъемлющего мирного урегулирования в Чечне. Так же бесполезно притворяться, что всеобъемлющее мирное урегулирование в Чечне может быть достигнуто, если россияне будут вести переговоры только с теми чеченцами, которых сами назначат.

Провальная политика последнего десятилетия привела к тому, что прямо на границе России образовалась зона полнейшего беззакония. Пока в Чечне не будет восстановлена власть закона, и не будет достигнута хоть какая-то форма компромисса, никакая бравада или жесткие речи российского президента не предотвратят новых трагедий, подобных захвату заложников в Беслане.