Кровавое окончание кризиса с заложниками в североосетинском Беслане объединило в горе не только Россию, но и весь свободный мир. Но одной лишь солидарности в страдании не достаточно, когда жертвами устроенной террористами бойни становятся маленькие дети, чья невинность заключает в себе надежду на спасение от человеческой испорченности.

Жуткая трагедия не должна оставлять никаких сомнений - даже у 'радетелей прав человека' - в варварской природе так называемой 'войны за независимость' в Чечне. Те, кто ее ведет, точно так же, как и все им подобные по всему миру, оказались врагами цивилизации в тот самый день, когда сделали кровопролитие нормой в движении к извращенному концу.

В Беслане чеченские боевики преступили черту. Когда дети не просто попадают под перекрестный огонь, но когда их хладнокровно и бессовестно превращают в жертвенных ягнят - это преступление против человечности. Трусливые преступники, учинившие эту бойню, должны быть выкурены из нор и уничтожены.

В течение нескольких прошлых лет Россия страдала от терроризма точно так же, как и Индия, когда люди гибли от рук террористов и грабителей. Это не просто отвратительное совпадение, что у чеченского 'сепаратизма' в Кашмире есть двоюродный брат. Оба этих сепаратистских 'движения' подпитываются иностранными элементами. Последние, путем слияния с местными, региональными конфликтами, раскинули свои щупальца в извращенной попытке установить 'мировое господство' путем региональной дестабилизации.

Девять боевиков, ликвидированных в Северной Осетии, были выходцами из западноазиатского региона. Установлено, что чеченский терроризм имеет связи с 'Аль-Каидой', что доказывается его использованием заезжих 'федаинов' и наемников.

Не случайно, что террористический акт в Беслане, взращенный радикальным исламом, должен был подняться до новых, дьявольских высот.

Задача президента Владимира Путина предельно очевидна - еще более активные контртеррористические операции должны продолжаться в сочетании с политическим наступлением на фундаменталистский ислам, что до сих пор игнорировалось.

Россия и страны СНГ до сих пор были относительно свободны от этого смертельного вируса. Если годы правления коммунистов и имели что-то хорошее, так это то, что мусульмане бывшего СССР никогда не идентифицировали себя в терминах единства, основанного на вере. Религиозный фанатизм не вызывает симпатий в России, и это должно облегчить задачу привлечения внимания общественности к этому обстоятельству.

Россияне, как представляется, имели ложное чувство безопасности ввиду удаленности от них террора, который, казалось, существует в одной только Чечне. Теракт в Москве в 2002 году должен был, вроде бы, положить конец этой иллюзии. Беслан последовал вслед за взрывами двух самолетов и терактом в Москве, который осуществил смертник.

И хотя железная воля господина Путина сокрушить мятеж никогда не ставилась под сомнение, российская антитеррористическая кампания представлялась скорее как ответная реакция, а не как работа на упреждение, поскольку удары наносились только после очередного трагического события. Но борьба требует напряжения всех сил, более активно работающей разведки, интенсивных поисков и использования превосходящих сил - и постоянной бдительности. Но в первую очередь она требует осознания срочности, которая вытекает из мобилизации людей и полной готовности.

Под опекой 'Аль-Каиды' чеченский сепаратизм мутировал в 'джихад'. От нападений на символы государственной власти он перешел к ничем не сдерживаемому шантажу, что и подтвердилось нападением на школу.

Зачистка всех общественных мест невозможна технически. Россия должна иметь все необходимое для того, чтобы предотвращать такие вот змеиные укусы, и в этой связи она может поучиться у Индии. В конце концов, весь мир должен поддержать ее с такой же солидарностью, как он поддержал Америку после 11 сентября.

Господин Путин, равно как и бывший премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи всегда критиковал западные двойные стандарты в отношении террора и деления по национальностям того вреда и боли, который он приносит. Он также всегда критиковал любую 'правозащитную' дифференциацию действий, которые предпринимают суверенные государства для собственной защиты.

Дети Беслана преподали миру большой урок. Только один стандарт может применяться к тем выродкам, которые его нарушают.