Датский адвокат вступил в неравную борьбу с олигархами; сегодня он считается одним из самых удачливых инвесторов в России

Познакомьтесь с новым покорителем 'Дикого Востока'. Вряд ли вы ожидали, что, возможно, самым удачливым индивидуальным инвестором в России после падения Берлинской стены окажется никому не известный адвокат из Копенгагена. Но 'BP', 'Shell', и все, кто хочет сколотить капитал в жесткой атмосфере российского бизнеса, могут кое-чему поучиться у Джеффри Гэлмонда (Jeffrey Galmond).

Гэлмонду, как выясняется, принадлежит фирма 'Ipoc', попавшая 10 дней назад в заголовки всех новостей благодаря важной победе, которую она одержала в ходе долгой судебной баталии с 'Альфа Груп', финансово-нефтяным конгломератом, возглавляемым весьма неоднозначной фигурой - российским олигархом Михаилом Фридманом.

Тяжба ведется за владение крупным пакетом акций одной из ведущих компаний мобильной связи в стране, и сопровождается таким количеством типично российских обвинений в двойной игре и финансовых махинациях, что у самого закаленного западного инвестора задрожали бы коленки.

Тем удивительнее, что Гэлмонд, словно заговоренный, занимается бизнесом в России уже 15 лет.

Этот пятидесятичетырехлетний адвокат сначала создал относительно успешную юридическую контору в Дании, а в начале девяностых начал консультировать ряд клиентов-европейцев относительно инвестиций в России. О его дальнейшей карьере мало что известно, но, судя по всему, он вскоре и сам превратился в инвестора, делая удачные вложения на российских рынках недвижимости и телекоммуникаций.

Инвестиции Гэлмонда в 'Телекоминвест' - одну из ведущих телефонных компаний России - принесли ему целое состояние, и, судя по всему, это был не единственный из его деловых успехов.

Кроме того, Гэлмонду пока совсем неплохо удается вести бескомпромиссную борьбу в суде с Фридманом - одним из самых богатых людей в России. История Гэлмонда выглядит тем примечательнее, что до сих пор оставалась практически неизвестной.

'Ipoc' владеет акциями ряда телекоммуникационных, медийных и информационно-технологических фирм - по слухам, в достаточном количестве, чтобы отнести Гэлмонда к разряду миллиардеров - однако его статус владельца, а не просто руководителя компании, выплыл наружу только в ходе судебных процедур. 'Ipoc' зарегистрирована на Бермудах, в оффшорной зоне, власти которой требуют от фирм лишь минимальной информации, и ранее заявляла, что является международным инвестиционным фондом, обслуживающим ряд неназванных российских и западных инвесторов.

'Ipoc' и фридмановская 'Альфа' ведут борьбу за 25% акций компании 'МегаФон', третьего по величине оператора мобильной связи в России. Это сложное дело слушается в полудюжине разных судов; когда на карту поставлено так много, в этом нет ничего удивительного. 'МегаФон', частично принадлежащий норвежскому телекоммуникационному гиганту 'TeliaSonera', давно уже входит в список компаний, отобранных для эмиссии ценных бумаг на 1 миллиард фунтов в Лондоне - он может оказаться фантастически прибыльным объектом вложения капитала.

Как утверждают представители 'Ipoc', фирма в 2001 г. согласилась приобрести этот пакет акций у российской инвестиционной компании 'LV Finance' и выплатила за покупку 74 миллиона долларов в виде переводов и займов. Но 'Альфа', приобретя 'LV Finance' в 2003 г., как утверждается, незаконно перевела эти акции в собственный портфель.

'Альфа', стремящаяся наладить более тесные связи с западными корпорациями, оспаривает такую версию событий, настаивая, что пакет акций 'МегаФона' - ее собственность, и их перевод был 'подлинной и вполне подобающей коммерческой трансакцией'.

Однако недавно арбитражный трибунал при Международной торговой палате в Женеве нанес 'Альфе' сильный удар, постановив, что законным владельцем пакета является 'Ipoc'.

Хотя 'Альфа' и не участвует напрямую в судебном разбирательстве в Женеве - 'Ipoc' подал туда иск против 'LV Finance' - трибунал пришел к некоторым неприятным выводам относительно роли 'Альфы'. Среди них - заключение, что фирма Фридмана пыталась присвоить себе акции 'МегаФона', хотя и знала, что юридические права на него уже предъявляет 'Ipoc'.

'Альфа' гневно отрицает этот факт, и постановление женевского арбитража, хотя и стало поражением для Фридмана - еще не конец истории. Технически постановление касается лишь небольшой части спорного двадцатипятипроцентного пакета акций 'МегаФона'. Чтобы получить остальное, 'Ipoc' должен добиться аналогичного решения арбитражного суда в Цюрихе, который состоится осенью. Даже тогда для исполнения этого постановления ему еще придется обращаться в суд на Британских Виргинских островах.

Пока же обе стороны усердно поливают друг друга грязью. В прошлом году 'Ipoc' попала в неловкое положение, когда выяснилось, что ее бывший президент Видья Шарма (Vidya Sharma) в свое время был осужден за мошенничество. 'Ipoc' заявила, что ничего не знала об этом факте, и что Шарма покинул фирму в тот же день, как только это стало известно. Кроме того, фирме пришлось отрицать, что она является подставной организацией Леонида Реймана, российского министра связи и бывшего делового партнера Гэлмонда.

С другой стороны, появились своевременные напоминания о давнем и неприятном конфликте между Фридманом и 'BP' из-за владения российской нефтяной компанией 'Сиданко', хотя после этого отношения между ними восстановились, и сегодня Фридман - главный стратегический партнер британского нефтяного гиганта.

Еще одним проявлением темных махинаций, грозящих опутать судебное разбирательство, стало отрицание и 'Ipoc', и 'Альфой' своей причастности к слежке за председателем женевского суда, для наблюдения за которым был нанят частный детектив Кролл (Kroll).

В настоящее время это дело расследует швейцарская полиция.

Случай с Кроллом - один из множества тупиков, в которые время от времени попадает это запутанное разбирательство. Оно сопровождается переносом слушаний, замораживанием активов и спорами относительно юрисдикции того или иного суда. И все это время туман неопределенности окутывает будущее самого 'МегаФона', который вынужден откладывать стратегические решения до прояснения вопроса о его будущем владельце - в условиях динамичного рынка мобильной связи такое положение никак не назовешь идеальным.

Гэлмонд, несомненно, выиграл первый раунд судебного поединка с Фридманом. Но может ли вообще кто-то выйти победителем из такой долгой и болезненной схватки?