5 сентября - Владимир Путин никогда не верил в искусство стратегического отступления, однако вчера он дал понять, что он как минимум делает паузу для осмысления ситуации.

В своем обращении к нации российский руководитель был нетипично самокритичен.

"Мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом, - сказал президент. - Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость. А слабых - бьют".

Навещая вчера рано утром раненых в больнице, президент Путин остановился, чтобы прикоснуться к голове одного пострадавшего ребенка, что стало проявлением нежности, которую россияне обычно не приписывают своему железному руководителю.

Перед этим он некоторое время стоял около школьной учительницы, держа ее руку. Казалось, он колеблется - может ли он отойти от нее.

Немногие отваживаются открыто критиковать г-на Путина, однако Кремль решил не рисковать. Визит был запланирован на ранее утро, когда практически весь город спал.

В больнице произошла встреча, ставшая символом новых непростых взаимоотношений между российским лидером и его народом, когда медсестра быстро прошла мимо него, с опущенными в пол глазами, не желая смотреть прямо на г-на Путина.

Сегодняшний подавленный президент совсем не похож на того агрессивного руководителя, который в 1999 году, вскоре после смены Бориса Ельцина во главе государства, обещал сокрушить чеченских мятежников, "замочив их в сортире".

Тогда решительные слова г-на Путина прозвучали на фоне царившего в обществе отчаяния, вызванного совершенными чеченцами взрывами, унесшими жизни двухсот человек.

Сейчас, по прошествии более четырех лет, даже правительственные чиновники открыто признают, что подход г-на Путина к чеченской проблеме не приводит к успеху. "Население начинает понимать, что Путин не может замочить чеченцев в сортире, - говорит Юрий Кобаладзе, бывший генерал Службы внешней разведки. - Ситуация на Северном Кавказе развивается не в том направлении, в котором хотелось бы Путину. Стало ясно, что ситуация оказалась гораздо более трудной и запутанной, чем он мог себе предположить".

Кризис в Северной Осетии продемонстрировал силу власти президента Путина над Россией, но и показал так же слабость основ возглавляемого им государства. В то время, как новости о штурме в Беслане распространялись по всему миру, российские средства массовой информации в большинстве своем ничего не предпринимали.

Во всем мире показывали прямые кадры горестного противостояния, однако по Первому каналу шла комедия "Женщина и попугай", а государственный телеканал "Россия" показывал документальный фильм "В поисках приключений".

НТВ, последний независимый телеканал России, попавший в руки государства, начал репортаж с места событий через полчаса после начала стрельбы. Его репортеры заметно колебались: "Мы не можем сказать, что происходит. Мы не можем комментировать действия военных", - говорил корреспондент НТВ Руслан Гусаров в ответ на вопросы телеведущей.

Гусаров сказал зрителям то, что он слышал, как милиционеры говорили о большом количестве убитых и раненых в школе, однако ведущая прервала его. "Мы должны остановиться, - сказала она. - Мы не можем передавать эту информацию". Это был очень показательный день для российского телевидения. С тех пор, как г-н Путин пришел к власти, Кремль стал единолично контролировать национальные средства массовой информации.

В то время как г-н Путин всю пятницу, пока разворачивался самый ужасный в истории страны кризис с заложниками, хранил молчание, большинство населения, не имеющего доступа к спутниковому телевидению, транслирующему западные телеканалы, ничего не знало о происходящем. По словам критиков, ситуация напомнила эпоху советской цензуры.

"Вводится строгая цензура, - говорит один из немногих независимых депутатов российского парламента Владимир Рыжков. - Телеканалы получают указания, что они могут показывать, а что нет. Люди не знают, что происходит".

Это не удивительно. НТВ испытало на себе последствия от передачи в эфир не подвергшихся цензуре репортажей о штурме московского театра два года назад. После показа перемещений спецназа телеканал был обвинен в том, что он подвергает риску спасательную операцию, так как было известно, что террористы смотрели выходящие в эфир новости. В последовавшем противостоянии между телеканалом и государством директор НТВ Борис Йордан был уволен, а телеканал перешел под контроль государства.

Российские официальные лица вчера выразили свое глубокое недовольство Европейскому Союзу, когда министры иностранных дел входящих в него стран отказались в пятницу сделать заявление о поддержке Москвы. События последней недели показывают, что международная поддержка г-на Путина, возможно, ослабевает.

Как бы то ни было, главным приоритетом Путина является укрепление его власти внутри страны. Глава российского Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов отметил: "Президенту Путину предстоит нелегкая задача убедить россиян в том, что корни этого нападения лежат не в чеченском конфликте, а в международном терроризме. Проблема Путина заключается не в том, чтобы убедить мир, что это международный терроризм. Он должен убедить в этом россиян".