Ни одно другое слово так не подойдет к описанию кровавой развязки трагедии в Беслане, как варварство. Не может быть оправданий террористам, которые, как нам говорят, стреляли заложникам в спину, и не может быть оправданий бессмысленным смертям от необдуманных действий спецназа. Меня много раз спрашивали о том, замешаны ли чеченцы в этой ужасающей кровавой драме. Конечно, нельзя отрицать, что между трагедией в Беслане и войной в Чечне существует прямая связь. Президент Северной Осетии Александр Дзасохов ясно дал понять, что единственным требованием террористов было прекращение войны в Чечне и вывод всех российских войск из нашей страны.

В последние пять лет единственной проблемой, заботившей чеченский народ, возглавляемый законно избранным президентом Асланом Масхадовым, было добиться прекращения огня и заставить российские войска уйти из Чечни.

Десять лет назад население Чечни составляло 2 миллиона человек. Сегодня их всего 800 тысяч, а армия Владимира Путина, которая, по нашим подсчетам, составляет 300 тысяч человек, насаждает в Чечне террористический режим. Многие чеченцы стали беженцами, многие просто пропали без вести глубокой ночью. Российскими солдатами убито по меньшей мере 200 тысяч мирных жителей Чечни, включая 35 тысяч детей. Еще 40 тысяч детей были серьезно ранены, 32 тысячи потеряли хотя бы одного родителя, а 6,5 тысяч остались круглыми сиротами. Эти цифры подтверждаются отчетами правозащитных организаций, таких как "Международная Амнистия" (Amnesty International), и мы считаем, что в них учтено еще далеко не все. Вот как солдаты Путина обращаются с мирным населением.

Мы попали в жернова истории, но не по собственной воле. В 1990 году, на пике перестройки Горбачева, нам сказали, что в обновленном Советском Союзе нашей республике будет предоставлен такой же статус, как и всем другим. Но Советского Союза не стало, и в 1993 году Россия посчитала, что, если строить новую империю в старых границах, то начать можно с нас. Вторжению России в Чечню ни в 1994-м, ни в 1999 году нет оправданий.

В 1993 году, через четыре года после того, как мы провозгласили независимость, Россия по своему собственному решению включила Чеченскую Республику в состав своей территории по новой конституции Российской Федерации. Она сделала это, несмотря на то, что для Чечни и ее соседей жизнь шла уже по-другому, как фактически, так и с юридической точки зрения. В отличие от других бывших автономных республик, Чеченская Республика не поддалась на многочисленные угрозы и не подписала федеративный договор с Россией.

Когда Путин спустил военную свору на Чечню, чтобы оккупировать ее во второй раз, он окрестил это нападение "контртеррористической операцией на Северном Кавказе". Тогда многие из нас не понимали всей серьезности происходящего. Сейчас, оглядываясь назад, мы видим, что цель состояла в том, чтобы дискредитировать само понятие государственности Чечни. Меньшинство чеченцев посчитало, что нападение Путина на нас вполне оправданно, но при этом большая часть нации осталась верна президенту, которого сама избрала - Масхадову.

С тех пор прошло пять лет, и мало что изменилось. Правительство президента Масхадова, особенно со дня 11 сентября 2001 года, постоянно отрицает любую связь с международным терроризмом. Но этих уверений оказалось недостаточно - даже полное отсутствие связей между нами и какой бы то ни было международной террористической организацией не изменило твердого мнения Путина и его товарищей.

Ответственность за каждый террористический акт в России Путин возлагает на чеченцев, и, связывая нашу борьбу за свободу с ужасающими актами терроризма, каждый следующий из которых превосходит предыдущие по своей жестокости, Путин и его правительство пытаются заставить нас отказаться от любых притязаний на независимость. Но Кремлю это не удастся. Свобода Чечни в нашей крови и в нашей борьбе, длящейся уже несколько веков. Президент Масхадов и его сторонники, включая и меня, никогда не поддерживали и не поддерживают терроризм во имя обретения независимости. Наша цель - добиться мирного решения и прекращения варварской несправедливости, которую творит в Чечне российское правительство.

Путин всячески пытается представить международному сообществу войну в Чечне как неотъемлемую часть борьбы с международным терроризмом. Он надеется, что весь остальной мир даст ему возможность и дальше насаждать чеченцам режим террора. Но международное сообщество знает, что ситуация в Чечне совершенно другая, так почему же никто не вмешивается? Мы стараемся как можем посредничать в том, чтобы положить конец этому ужасному положению для чеченцев. Мы призываем международное сообщество к тому, чтобы оно вмешалось и принесло мир и Чечне, и России.

Ахмед Закаев - представитель Аслана Масхадова. В правительстве Чечни, избранном в 1997 году, он был заместителем премьер-министра. В 2003 году правительством Великобритании ему предоставлено политическое убежище.