Россия скорбит, и мир скорбит вместе с ней. Похороны погибших в Беслане, которых так много и которые были так молоды, полны терзающих сердце сцен страданий и ужаса. Отвратительный характер этого преднамеренного кровопролитного преступления может вызвать упрощенческое представление, что данный бесчеловечный акт беспрецедентен, он не может повториться в другом месте, и что это исключительно российское явление, неотделимое своим подтекстом от националистического мятежа в Чечне, которое трансформировалось в террористический джихад. Именно это имели в виду министры иностранных дел Европейского Союза, когда в конце прошедшей недели они неуклюже, бесчувственно и неумно потребовали от России отчитаться за произошедшую трагедию. Заявление руководства ЕС, которое не только повторил, но и усилил Романо Проди, прозвучало, и теперь Брюссель оправдывается, что данное заявление "неправильно поняли" в Москве.

Мрачная правда состоит в том, что такие представления неверны и ошибочны. Атака террористов, совершенная в Беслане, могла произойти в любом другом месте мира и в любое другое время. Россияне хорошо помнят, хотя остальной мир об этом и забыл, что чеченские террористы не в первый раз выбирают самую уязвимую и болезненную цель. Девять лет назад они захватили больницу в Ставропольском крае и удерживали в заложниках 2 000 человек, в том числе, беременных женщин и грудных детей. Трагедия закончилась гибелью ста человек. В дни, предшествовавшие нападению на школу в Беслане, террористы-смертницы взорвали два российских пассажирских авиалайнера и московскую станцию метро. Тот факт, что они заминировали спортивный зал бесланской школы ? 1, говорит, что фантазии террористов, а также их возможности не имеют границ.

Существуют многочисленные свидетельства, что такие приемы разрабатываются и отрабатываются в подпольных и даже полуоткрытых центрах подготовки террористов во многих точках земного шара - от Индонезии до Северной Африки. В центрах вдоль этой "оси насилия" ведется обучение использованию взрывчатых веществ. В тысячах медресе, традиционно являвшихся центрами спокойной религиозной учебы, сейчас идет изучение "политики пояса с взрывчаткой". Заявления политических и религиозных лидеров исламского мира о том, что такая деятельность является скорее исключением и чужда их обществу и религии, никогда не были убедительными; они также стали и небезопасными. Но оставим это.

У некоторых комментаторов хватило смелости сказать об этом. Директор телевизионной сети "Аль-Арабия" Абдель Рахман аль-Рашид в своей статье, опубликованной в субботнем номере арабской газеты "Аль-Шарк аль-Аусат", призвал мусульман "положить конец практике отрицания" и признать, что "терроризм стал исламским бизнесом и почти исключительной его монополией; этим бизнесом занимаются мусульмане-мужчины и мусульманки-женщины". Он рассказал о "нео-мусульманском" радикальном духовенстве, которое превратило благородную и великодушную религию в "глобальное послание ненависти".

Даже если министры Евросоюза с готовностью и "пониманием" начинают свои сугубо избирательные кампании осуждения, это не поможет мусульманам, набравшимся смелости заявить, что терроризм глубоко и опасно укоренился в исламской культуре. То, что эти министры совершенно четко проводят разграничительную линию между Москвой и Вашингтоном, делает их заявления неуместными и граничащими с безответственностью. В этих условиях помочь может другое - то, что Россия, похоже, стремится добиться единой международной реакции на брошенный террористами вызов.

Президент Путин настоял на созыве срочного заседания Совета Безопасности ООН и утверждения резолюции по Беслану. Это резко контрастирует с тем нежеланием, с каким он относился к интернационализации чеченской проблемы прежде. Очень чувствительно относящийся к вопросам защиты суверенитета и достоинства России, Путин до последнего времени не обращался за международной помощью. Его действия открывают конструктивные возможности для согласования политических шагов с исламскими государствами, общества которых изъязвлены экстремистскими доктринами, и граждане которых перенесли ужасные страдания от рук исламских террористов. Поведение "старушки Европы", рассчитанное на внешний эффект и страдающее позерством, привело к эрозии международной солидарности после событий 11 сентября в Соединенных Штатах. Бесланская трагедия может помочь восстановить и укрепить эту солидарность. От такой возможности нельзя отказываться ни в коем случае.