Москва. - Ужасная развязка осады школы в городе Беслан на юге России со всей очевидностью показывает, что решимость президента Владимира Путина сломить сопротивление чеченцев любой ценой - это разновидность нравственного самоубийства, которое погубит остатки российской демократии и несет в себе угрозу для всего мира.

Сейчас уже известно, что в ходе осады погибло 335 человек; еще 260 считаются пропавшими без вести. Общее количество погибших может достичь 600: захват школы в Беслане можно назвать самым зверским терактом в истории постсоветской России, да и самым извращенным - ведь большинство жертв составляют дети. Но, пожалуй, не меньший шок, чем действия террористов, вызывает реакция российских властей, не предпринявших никаких усилий, чтобы спасти заложников, а занятых исключительно достижением собственных политических целей.

Штурм начался после взрыва в школьном спортзале. Сам взрыв, возможно, произошел случайно, но штурм здания был неизбежен, ведь никакой иной вариант даже не рассматривался. Г-н Путин никак не отреагировал на требования террористов, и не направил представителей для переговоров с ними. По словам освобожденных заложников, террористы к тому же не могли дозвониться никому из официальных лиц Северной Осетии - региона, где находится Беслан. Чиновники отказывались отвечать на звонки, хотя дети некоторых из них тоже оказались в захваченной школе.

После начала штурма в спортзале разыгралось ожесточенное сражение, и террористы подорвали себя, убив всех, кто находился рядом. Одна из причин, почему установить точное число жертв оказалось так трудно, заключается в том, что во многих случаях от погибших школьников мало что осталось - только разорванные части тел.

* * *

Беслан во многом стал повторением захвата одного из московских театров в ноябре 2002 г. - тогда террористы в течение 57 часов удерживали в заложниках 800 человек. В том случае власти тоже отказались вступать в переговоры, хотя требования террористов о частичном выводе войск из Чечни совпадали с желанием большинства населения России. Вместо этого сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ - преемницы КГБ) пустили в зрительный зал газ, от которого погибли 129 заложников.

Теперь российские власти продемонстрировали, что в борьбе с терроризмом они готовы пожертвовать даже детьми. Террористы, однако, тоже учатся на своих ошибках: захват заложников - не единственный метод в их распоряжении. В ходе осады театра детей моложе 12 лет отпустили, а буквально все бомбы представляли собой муляжи, которые просто не могли взорваться. При захвате школы террористы намеренно выбрали жертвами детей, а взрывные устройства были настоящими. Вряд ли те, кто организовал эти два теракта - а в обоих случаях важную роль сыграл лидер террористов Шамиль Басаев - откажутся от нападений на театры, школы и больницы. Однако вместо захвата зданий и заложников они теперь, возможно, просто будут их взрывать.

Террор против гражданского населения - это тактика, от которой у российского общества, учитывая пронизавшую его коррупцию, нет противоядия. В 1995 г. Басаеву удалось захватить больницу в Буденновске и взять в заложники почти 2000 человек, без помех проехав через 24 поста ГАИ - за взятки милиционеры не стали проверять грузовики, где прятались 150 чеченских боевиков.

Не менее серьезную угрозу для России представляет вероятность разрастания войны на Кавказе. До недавнего времени граничащая с Чечней республика Ингушетия, населенная мусульманами, существовала в относительной изоляции от войны в Чечне; но на недавних выборах, сопровождавшихся подделкой бюллетеней, взятками и запугиванием с применением оружия, ее главой был избран бывший генерал ФСБ Марат Зязиков. После прихода к власти г-на Зязикова поддержка чеченцев со стороны ингушского населения усилилась; среди террористов, захвативших школу в Беслане, были и ингуши. Ингуши - традиционные враги осетин, составляющих большинство населения Северной Осетии, и когда заложники, которым удалось бежать из школы, рассказали, что среди террористов есть немало ингушей, эту новость сочли настолько опасной, что по российскому телевидению она не передавалась. Тем не менее, в день штурма группа осетин захватила в заложники несколько десятков ингушей; напряженность по всей территории Северной Осетии сегодня очень высока.

В конечном итоге, угроза новой компании террора против всех и войны на Северном Кавказе вызвана отказом России обсуждать вопрос о независимости Чечни в любой форме. Этот отказ продиктован не нравственными принципами, а лишь стремлением г-на Путина укрепить власть и отстоять свои политические позиции. С того момента, как Чечня в 1991 г. провозгласила независимость, она являлась лишь пешкой в борьбе за власть в России, и ее судьба определялась исключительно потребностями группировки, занимавшей в тот или иной момент господствующее положение в Москве.

В течение трех лет президент Борис Ельцин отказывался вести переговоры с президентом Чечни Джохаром Дудаевым, который фактически стремился добиться лишь автономии от России. Тем не менее, Чечню не трогали. Ситуация изменилась в 1994 г.: г-н Ельцин силой распустил российский парламент и утратил поддержку в народе. Это побудило его начать, как он полагал, 'молниеносную' войну, чтобы укрепить свою популярность. Не связанный никакими ограничениями со стороны парламента, он направил в Чечню войска, чтобы подавить движение за независимость. Результат: три года боев, в которых погибло около 6000 российских солдат и 80000 мирных жителей Чечни. Война завершиась Хасавьюртовскими соглашениями, предусматривавшими вывод российских войск и принятие окончательного решения по поводу независимости Чечни в 2001 г.

В 1996-99 гг. Чечня де-факто являлась независимым государством. Однако в 1999 г. рейтинг популярности г-на Ельцина снизился до 2%, и в Кремле возникли опасения, что новый президент привлечет к уголовной ответственности его сподвижников и членов семьи. Во избежание этого окружение г-на Ельцина должно было обеспечить избрание надежного преемника, и, по некоторым признаком, было принято решение направить народное возмущение разграблением страны против чеченцев.

В сентябре среди ночи были взорваны четыре жилых дома в Москве, Буйнакске и Волгодонске: погибло 300 человек. Российские власти заявили о наличии 'чеченского следа' в этих терактах (хотя причастность к ним чеченцев так и не была доказана), и население выступило в поддержку нового вторжения в Чечню, против которого оно до тех пор возражало. Первые успехи в ходе войны превратили тогдашнего премьер-министра г-на Путина в народного героя, и он легко выиграл выборы, став преемником г-на Ельцина. Первым его решением на этом посту стал указ о предоставлении г-ну Ельцину и его семье иммунитета от уголовного преследования.

Однако за пять лет, прошедшие после взрывов, всплыло огромное количество свидетельств, позволяющих предположить, что они были делом рук ФСБ, а не чеченцев. В Рязани были арестованы агенты ФСБ, пытавшиеся заложить пятую бомбу в одном из жилых домов. Как выяснилось, взрывчаткой в этой бомбе, как и во всех остальных, служил гексоген. Позднее Михаил Трепашкин, бывший агент ФСБ, занимавшийся расследованием этих терактов, побеседовал с человеком, сдавшим в аренду подвал в одном из московских домов, который впоследствии был взорван. Тот заявил, что под давлением ФСБ дал ложные показания о том, что арендатором подвала был чеченец. Г-ну Трепашкину удалось установить личность подлинного арендатора: им оказался Владимир Романович, сотрудник ФСБ, отвечавший за агентурную работу в чеченских криминальных структурах. Через несколько месяцев после взрывов он погиб на Кипре: его сбила машина, и водитель скрылся с места происшествия.

Заняв пост президента, г-н Путин продолжал вторую чеченскую войну - в ходе которой погибло еще 50000 гражданских лиц - с неуклонным упорством, отказываясь от любых переговоров с лидером Чечни Асланом Масхадовым. Одновременно российские войска развязали в Чечне кампанию террора, арестовывая, подвергая пыткам и убивая тысячи мужчин-чеченцев по подозрению в связях с партизанами.

* * *

Сейчас, когда жители Беслана хоронят своих погибших детей, для России наступил 'момент истины' относительно ее стремления добиться безоговорочной капитуляции противника в Чечне. В республике существуют и умеренные элементы. В заявлении, размещенном на вебсайте 'Чеченпресс', г-н Масхадов призвал всех чеченцев 'скорбить по невинным жертвам осады школы в Беслане'. Однако г-н Путин не предпринял никаких шагов, чтобы попытаться привлечь его или других умеренных чеченских сепаратистов к переговорам о будущем Чечни. Вместо этого дал понять, что считает возможным силовое решение чеченской проблемы. В своем выступлении на следующий день после штурма школы, г-н Путин, перефразируя известную речь Сталина, заявил: 'Мы проявили слабость, а слабых бьют'.

Насколько можно судить по опыту прошлого, дополнительные меры безопасности будут связаны с ограничением свободы в России и возобновлением репрессий в Чечне. И все эти меры, вероятно, окажутся неэффективными. В результате демократия в России будет урезана, а опасность для мирных граждан возрастет.

После распада СССР США долгие годы поддерживали российских лидеров, считая их прозападными реформаторами, и закрывали глаза на окружающий их действия нравственный вакуум. В этом кроется одна из причин, по которым чеченский вопрос, в общем, замалчивался, несмотря на неопровержимые данные о масштабных и систематических зверствах, совершаемых в республике российской стороной.

Теперь, после Беслана, стало очевидным, к чему привело это молчание. Г-н Путин не способен подавить насилием национальные устремления чеченцев, а его попытки добиться этого уведут Россию еще дальше по пути к диктатуре советского типа, которую он считает столь привлекательной. В то же время молодые чеченцы могут не устоять перед соблазном больших денег и поддержки со стороны исламских террористов, давно уже активно действующих в Чечне: из-за их европейской внешности чеченцев, в конечном итоге, можно использовать и для совершения терактов на Западе.

Пока не прошел шок от убийства детей в Беслане, Соединенным Штатам необходимо покончить с замалчиванием чеченской проблемы и оказать на Москву максимально возможное давление, чтобы заставить ее вступить в переговоры с умеренными чеченцами, готовыми пойти на политическое урегулирование десятилетнего конфликта. Альтернативой является заколдованный круг непрерывного извращенного насилия, исключающий всякую надежду на пристойное будущее для Чечни - да и России тоже.

Г-н Саттер, сотрудничающий в Гуверовском институте и Университете Джонса Хопкинса, является автором книги 'Тьма на рассвете: возникновение криминального государства в России' ('Darkness at Dawn: The Rise of the Russian Criminal State'), опубликованной издательством Йейльского университета в 2003 г.