Владимир Путин выглядел не совсем, но почти таким же, как и перед событиями 1 сентября. Когда российский президент в конце прошедшей недели выступал впервые после самого крупного в истории России захвата заложников по телевидению, самообладание он потерял на какие-то секунды. В целом же он снова отвечал своему имиджу. Жесткий человек, оказавшийся в крайней ситуации. Тут и новая концепция безопасности, направленная против террористов, под которыми Путин давно понимает исключительно международных террористов, - это его главное послание на предстоящие годы.

Как и США, Россия в лице своего верховного главнокомандующего предписывает себе соответствующую концепцию защиты. 'Это был удар по нашей стране', - почти дословно повторил он слова Джорджа Буша (George W. Bush), сказанные тем после событий 11 сентября 2001 года. В детали вдаваться Путин не захотел.

Краеугольным камнем в его устном заявлении были реорганизация войск на Северном Кавказе, улучшение координации служб правопорядка и недопущение ошибок благодаря большей эффективности. 'Мы обязаны потребовать от наших правоохранительных органов действий, которые были бы адекватны уровню и размаху появившихся новых угроз', - сказал он, умело выдавая мнение народа за свое собственное. Народ знает по своему полному страданиями опыту о недостатках системы.

Таковым является главное зло, унаследованное государственной безопасностью России от Советов и царей. Все без исключения силы правопорядка служили, прежде всего, задаче ограждения господствующего класса на всех уровнях от народных масс. Постоянные сообщения о теоретических успехах властей не имеют ничего общего с защитой простых, а значит, надоедливых людей. Милицию как друга и помощника любого человека можно, в крайнем случае, увидеть только в пропагандистских фильмах. Обычным делом для вездесущих милиционеров является обижать простых людей и угодничать перед вышестоящими. И уж совсем не имеют какого-то отношения военные и секретные структуры к обществу.

Соответственно население предпочитает сохранять дистанцию. Там, где любое свидетельство может стать причиной наказания, мирное население предпочитает оставлять свои сведения при себе. Никто не обратился в органы власти, хотя, очевидно, что террористы, скрывавшиеся под видом строительных рабочих, не одну неделю создавали в школе Беслана арсенал оружия и боеприпасов. То же самое произошло в Грозном, когда президент республики Ахмат Кадыров сел во время торжеств по случаю Дня Победы на взрывное устройство. В московском музыкальном театре тоже велись строительные работы.

От второго главного зла тоже вряд ли удастся избавиться. В большинстве своем плохая зарплата у миллионов блюстителей порядка вызывает в миллион раз большую коррупцию. Дай на несколько долларов больше, и представители государственной власти будут уже не так строги по части ответственности за свой непосредственный участок работы. По России регулярно ходят каталоги, в которых коррумпированные чиновники указывают тарифы на оказание своих услуг. Начиная от показаний в качестве свидетеля и кончая получением министерского кресла.

Для террористов, финансируемых арабами, это прямо настоящий рай. Реформы, а поэтому и новая концепция безопасности, всегда осуществляются сверху вниз. Поэтому еще более многочисленная, судя по всему, спецслужба для обеспечения государственной безопасности будет с большой вероятностью отвечать старым образцам. При этом 'силовики', а с ними и чиновники-исполнители пользуются всегда преимуществами. Абсолютная лояльность к Кремлю всегда оказывается выгоднее, чем идеи.

Лучшим примером этого является Николай Патрушев (53 года). Глава аппарата преемницы КГБ ФСБ возглавляет любимый институт Путина с 1999 года. Невзирая на то, что в его бытность в результате террористических актов погибли 903 человека, генерал армии Патрушев получил звание 'Героя России', а после каждого теракта он получает все больше полномочий. Он, как и все коллеги, считает, что источников всех зол является курс на демократизацию, взятый в эпоху Ельцина. Поскольку в ФСБ появляется все больше генеральских должностей, ее глава, возможно, станет скоро маршалом. Поэтому предложенное западными службами безопасности сотрудничество станет не проще.

Наряду с международным терроризмом все еще самым излюбленным образом врага для Кремля являются 'определенные круги в западном зарубежье'. Поэтому Путин будет, прежде всего, делать ставку на подразделения специального назначения. Активно действующая с 1974 года 'Группа А' или 'Альфа' уже была ответственной за неудавшееся освобождение заложников в Буденновске в 1999 году и в Москве в 2002 году. 'ОМОН', подразделения специального назначения Министерства внутренних дел, существуют с 1987 года, подозреваются в нападении не непричастных ни к чему людей. 'СПЕЦНАЗ' выполняет задачи военного характера с 1950 года и образует в случае захвата заложников только резерв. В целом телохранители высшего руководства государства в техническом и в организационном плане занимают лидирующие позиции в мире, а более крупные подразделения специального назначения, в лучшем случае, где-то посередине.

Было бы близоруким, направлять на перенасыщенный военными силами Северный Кавказ еще больше солдат. Уже сейчас только в якобы умиротворенной Чечне находятся 70000 военнослужащих. Закрытие границы между Северной Осетией и Ингушетией, а также проблемы с безопасностью в Дагестане требуют еще больше живой силы. Вопрос, поможет ли это уменьшить масштабы коррупции среди военных в отношении террористов, например, что касается торговли оружием, остается открытым.

Не вызывает вопросов и более строгое обхождение со свидетелями. Еще перед трагедией в Беслане Министерство иностранных дел в Москве изменило правила доступа в Чечню для западных журналистов, выдвинув 14 условий. Один российский коллега во время своей поездки на Кавказ перенес тяжелое отравление, опасное для жизни, находясь на борту самолета, принадлежащего государственной компании.