В Русской православной церкви, к которой принадлежит большая часть жителей Северной Осетии, покойников принято оплакивать на протяжении сорока дней. Для тех, кто выжил в трагедии по захвату заложников, и для тех, кто потерял родственников в кровавой бойне, развернувшейся в школе ? 1 города Беслана, когда закончится период оплакивания погибших, наступит время для отмщения. Представители российской интеллигенции и западные аналитики сетуют на то, что в России не создано сильное и независимое гражданское общество, однако жители Северной Осетии покажут, на что способно общество, когда у него появляется общее дело.

Чудовищная бойня, и главным образом бессмысленные убийства детей, сплотили российское общества - что случалось крайне редко после потрясений последнего десятилетия. Русские - по всем параметрам - удивительно мужественные и стойкие и вместе с тем циничные люди. Однако уничтожение целого поколения жителей маленького российского городка пробудило в них сильный и естественный инстинкт - выживания нации.

Кровавая бойня в Беслане запомнится надолго, и она, вероятно, сможет сыграть для жителей Северного Кавказа роль своего рода побудительного мотива для того, чтобы самим взять дела в руки. Тогда проявятся лучшие и худшие черты русского национального характера, а Кремль - в зависимости от реальных результатов - лишь будет ставить себе в заслугу или снимать с себя ответственность за исход событий.

После распада Советского Союза на Северном Кавказе периодически вспыхивали межнациональные конфликты - теперь это несомненный факт. Вопрос заключается в следующем - сможет ли Кремль сдержать то, что может перерасти из простого конфликта в межнациональную, межреспубликанскую гражданскую войну. Судя по тому, как он справлялся с недавними трагическими событиями в регионе, скорее всего не сможет.

На протяжении почти всего последнего десятилетия чеченские боевики пытались вынести межнациональные конфликты и насилие за пределы границ Чечни в целях общей дестабилизации ситуации на Северном Кавказе. Вторжение бандформирований под руководством главаря чеченских боевиков Шамиля Басаева в соседний Дагестан в 1999 г. явилось самой яркой и наглядной попыткой ввергнуть весь северокавказский регион в пучину чеченской смуты. Басаев и все, кто были причастны к этой акции, в конце концов, потерпели неудачу, а российские войска вернулись в Чечню для того, чтобы начать там то, что сейчас называют второй чеченской войной. Те, кто были причастны к захвату заложников в Беслане, добились успеха там, где потерпел неудачу Басаев.

Северная Осетия традиционно была лояльна по отношению к Москве. И теперь в результате массовых убийств, произошедших на прошлой неделе, эта лояльность дала трещину и, возможно, непоправимую. Поездка Владимира Путина в Беслан в субботу под покровом ночи не произвела большого впечатления ни на местных жителей, ни на местные власти, которые хорошо помнили то, о чем больше всего беспокоилось кремлевское руководство на протяжении всего кризиса с захватом заложников, и оставившее горожан самих горевать над своею бедой. Жители Северной Осетии больше не верят в то, что Москва может защитить их от насилия, витающего в регионе. Все еще находясь в состоянии шока, они теперь, наверное, считают, что теперь они лишь сами смогут защитить себя.

Действия по самозащите скорее всего будут сосредоточены на отношениях с соседней Ингушетией. Осетино-ингушские отношения никогда не были хорошими - в 1992 г. между двумя этими народами даже произошла война местного масштаба. Ингуши, которые наряду с чеченцами были принудительно переселены во время Второй мировой войны, в 50-е гг. начали возвращаться к себе на Родину - к большому неудовольствию осетин. Сам тот факт, что среди боевиков, захвативших заложников, был ингуш - достаточный повод для того, чтобы осуществить возмездие, независимо от того, что конкретно Кремль намерен предпринять для того, чтобы не допустить столкновения обеих сторон.

До недавнего времени Ингушетии удавалось умело маневрировать между чеченскими боевиками, расположившимися у ее границ, и Москвой, твердой рукой устраняющей разногласия в регионе. Все это для Ингушетии закончилось в июне, когда в Назрань вторглась банда боевиков, в результате чего были убиты более 90 человек из состава местных органов милиции и спецслужб. В нападении были обвинены чеченские боевики, а также новая группа ингушских исламских радикалов.

То, что случится следом за этим, может оказаться неподвластно контролю со стороны Кремля. Широко распространено мнение, что региональные власти в Северной Осетии, Ингушетии и Чечне коррумпированы и не пользуются поддержкой среди населения. Экономика этих трех республик крайне слаба, повсеместно происходит расхищение бюджетных средств и расцвет коррупции; безработица носит хронический характер. Единственный существенный рычаг влияния Кремля на ситуацию в регионе заключается в присутствии там военных и сил безопасности. Однако, после рейда на Назрань и захвата заложников в Беслане, эффективность этого рычага влияния была подвергнута серьезному сомнению.

С этой точки зрения, самой серьезной политической утратой в результате трагедии в Беслане является потеря умеренных политических сил в регионе, призывавших к сдержанности в межнациональных отношениях. Поскольку федеральный центр, как становится очевидно, неспособен обеспечить безопасность в регионе, местные радикалы, склонные к насилию и мести, завоевывают растущую поддержку среди населения.

Продолжающаяся трагедия в Чечне захватила весь северокавказский регион. По мере того, как она разрастается, тает влияние центральной власти на регион. Местное население предоставлено само себе; оно само решает вопросы своего будущего и национального самосознания. Гражданское общество, которое всегда было слабым, как в данном регионе, так и в России в целом, свернуло на опасный путь. Сейчас на Северном Кавказе уважение к власти и главенству закона находятся на опасно низкой отметке, что создает благоприятные условия для новых вспышек насилия.

В Кремле заявляют, что захватившие заложников в Беслане вынудили его брать школу штурмом, что привело к гибели 350 человек, а число раненых составило более 600 человек. Во время штурма школы жители г. Беслан, которые также были вооружены, сражались бок о бок с бойцами федеральных войск. Это очень важный сигнал, напоминающий о том, что может произойти в будущем. Местное население в этом регионе вооружено и находится в ярости; в груди у него клокочет ненависть и страстное желание отмщения.

Кремль оказался бессильным помешать террористам захватить первого сентября школу в Беслане. Он оказался бессильным спасти бесланских детей. А посему нет причин для того, чтобы считать, что у федерального центра есть необходимая сила для того, чтобы сорвать новый виток межнациональной розни на Северном Кавказе. Напротив, есть все основания для того, чтобы считать, что жители Северной Осетии не станут долго ждать после окончании 40-дневного траура, чтобы отомстить за погибших бесланских детей.