26 февраля в дверь дома 36-летнего Петера Нильсена (Peter Nielsen) - авиадиспетчера, отца троих детей, проживавшего в городе Клотен, вблизи Цюриха - позвонили.

Не сказав ни слова 48-летний Виталий Калоев - уроженец Владикавказа (Северная Осетия), инженер - ударил ножом в сердце открывшего ему дверь хозяина. Нильсен скончался на месте.

А за восемнадцать месяцев до этого убийства Виталий Калоев потерял в авиакатастрофе всю свою семью- жену, десятилетнего сына и четырехлетнюю дочь. Самолет, на котором они летели в Испанию, столкнулся в воздухе с Боингом компании DHL. Причиной столкновения самолетов стали ошибочные указания авиадиспетчеров, и Петер Нильсен был тем самым человеком, который их отдал пилотам столкнувшихся самолетов.

Восемнадцать месяцев Калоев прожил в состоянии шока от смерти своей семьи. Шедший в Цюрихе процесс над авиадиспетчером затягивался. Калоев и его родственники просто не могли понять, почему человек, виновный в гибели стольких люде, не был даже уволен. Виталий Калоев отпустил бороду - в знак бесконечной боли, но также и в знак мести. Наступил февраль 2004 года

Патриарх клана Калоевых - Константин - говорил: 'Когда государство ничего не предпринимает, мужчина должен сам принять решение. Мы, кавказцы, решаем такие вещи на свой манер'.

В Осетии все поняли состояние Виталия Калоева и драматичную развязку этой истории: 'Если бы авиадиспетчер хотя бы пришел на похороны его семьи, на коленях просил бы простить его - ничего бы не случилось, Калоевы простили бы этого человека. В нашей традиции семья - это святое, мужчина должен защищать ее; наш народ не осудит Виталия Калоева за то, что он сделал, потому что это было дело чести', - сказал кавказский этнолог Эльбрус Затсаев.

Сегодня в Беслане - том самом осетинском городе, который в минувшую пятницу стал сценарием леденящей душу бойни, 400 погибших осетин требуют той же кровной мести. Десятки отцов семей и родственников, вероятно, находятся сейчас в таком же стоянии как Виталий Калоев, отбывающий в одной из швейцарских тюрем наказание за убийство авиадиспетчера, который даже ничего не подозревал об обычаи кровной мести кавказских народов.

По утверждению этнологов предельный смысл этого обычая заключается в том, чтобы превратить оскорбление и насилие в очень опасный поступок, потому как любой совершивший его будет знать, что родственники пострадавшего - убитого или же оскорбленного - не оставят в покое ни его, ни его потомков.

Одна из чеченских поговорок прекрасно отражает смысл этого обычая: 'Рану нанесенную кинжалом, вылечит врач. Рану, нанесенную словом, может вылечить только кинжал'. Менталитет осетин не сильно отличается в данном случае от чеченского. До последнего времени кинжал был непременным атрибутом одежды каждого кавказца. Сегодня на его место пришли 'Калашниковы', гранатометы и пистолеты. Мужчина без кинжала все равно что голый.

В Афганистане, как и на Сицилии, у пуштунов и прочих местных народов существуют традиции, способные превратить кровную месть в бич многих поколений. Разумеется, абсурдно утверждать, что причины возникающих на Северном Кавказе конфликтов и центрального чеченского вопроса, ограничиваются лишь кровной местью, но именно такова традиция. И ситуация осложняется еще больше, учитывая что подобная вражда будет передаваться из поколения в поколение.

Исчезновение в девяностых годах советского общества - общества традиционного, относительно приспособленного под местные условия - спровоцировало на Кавказе трагические разрывы, а чеченская революция и последовавшие за ней войны их частичные плоды. Чем меньше государства и современной организации общества, тем большее влияние в состоянии хаоса получают традиции.

Беслан не только станет причиной будущей кровной мести со стороны родственников и близких погибших. Необходимо понять, что в значительной степени, эта трагедия является результатом и следствием предыдущих кровопролитий. Отчаявшиеся самоубийцы, взрывающие себя в Чечне и в самолетах, захватывающие заложников и совершающие всевозможные теракты - это родственники тех, кто погиб в войнах президента Ельцина, унаследованных Путиным. Наименее неточную историческую аналогию чеченского конфликта можно найти, к примеру, в беспредельно жестокой войне Франции против Алжира, которая отравила всю политику метрополии также как сегодняшняя война в Чечне отравляет ситуацию в Москве.