Номер за 13 сентября 2004 года. Российский президент Владимир Путин на протяжении значительной части прошедшего года ставил перед собой цель "повергнуть" Михаила Ходорковского, бывшего генерального директора второй по величине в России нефтяной компании "ЮКОС". Нынче этому развенчанному нефтяному королю разрешают покидать камеру в московской тюрьме в том единственном случае, когда его везут в федеральный суд и сажают в переполненную зарешеченную клетку в зале заседаний, где идет суд над ним по обвинениям в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов, которые многие считают политически мотивированными. Вскоре сама его компания будет уничтожена, ибо правительство забирает у нее ее ключевые активы с тем, чтобы их распродать. С начала августа российский биржевой рынок упал на 25%.

И кто в мире сейчас захочет инвестировать в российскую нефть? А вот кто, компания "ConocoPhillips". А также "Exxon Mobil Corp.". И "Royal Dutch/Shell Group" тоже. И BP PLC. Фактически, в момент, когда цены на нефть взлетели, а новых месторождений мало, глобальные нефтяные компании с вожделением смотрят на Россию, несмотря на катастрофу с "ЮКОСом". Их не устрашают и террористические акты, как бы это ни было ужасно. Компания "Conoco", например, готова 29 сентября предложить, по меньшей мере, 1,9 млрд. долл. США за остающиеся у российского правительства 7,59% акций в компании "Лукойл", которая является крупнейшей в России нефтедобывающей компанией. "Мы хотели бы стать крупным игроком в России", - заявил генеральный директор "Conoco" Джеймс Мульва (James J. Mulva) в июле, после встречи в Москве с председателем правления компании "Лукойл" Вагитом Алекперовым и с г-ном Путиным.

Аукцион по продаже акций "Лукойла" открыт для других российских и иностранных компаний. Но встреча г-на Мульвы с г-ном Путиным плюс формальные отношения партнерства между "Conoco" и "Лукойлом" в осуществлении проекта "Polar Lights" (Полярное сияние) на российском Севере заставляют многих верить в то, что "Conoco" является фаворитом российского правительства. Ходят слухи, что 7,59% акций "Лукойла" могут стать всего лишь началом, и в дальнейшем "Conoco" намерена увеличить свою долю до 25%.

Растущий энтузиазм к России нефтяных компаний может показаться загадкой, принимая во внимание правовые и политические риски. С другой стороны, уроки дела "ЮКОСа" кажутся достаточно очевидными. Неприятности "ЮКОСа" большинство приписывает политическим амбициям г-на Ходорковского. Иными словами, оставайтесь в добрых отношениях с Кремлем, избегайте лезть в политику и все у вас будет хорошо. "Совершенно очевидно, что для того чтобы заключать крупные сделки в России, вам нужна поддержка Кремля", - говорит Стефен О'Салливэн (Stephen O'Sullivan), соруководитель аналитического отдела московского инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа". Для г-на Путина успешная продажа его последней небольшой доли в компании "Лукойл" стала бы единственным путем компенсации некоторой части ущерба, нанесенного имиджу России делом "ЮКОСа".

"Полный вперед"

BP и "Shell", безусловно, не стесняются вкладывать все больше денег в Россию. В прошлом году BP вложила 8 млрд. долл. в совместное (50:50) предприятие с российской нефтяной компанией ТНК. Это предприятие, ТНК-BP, планирует инвестировать 1,4 млрд. долл. в модернизацию оборудования и разведочные работы (деньги будут взяты из текущих доходов), в нынешнем году и еще, по меньшей мере, 1 млрд. долл. - в предстоящие 5 лет. "Что касается нас, мы идем вперед полным ходом", - говорит Роберт Дадли (Robert Dudley), генеральный директор ТНК-BP. И это к тому же прибыльно. BP заявляет, что дивиденд до вычета налогов в ТНК-BP в этом году превысит 2 млрд. долл.

А тем временем "Shell" недавно одобрила инвестиции в сумме 1 млрд. долл. в Салимское нефтяное месторождение в Западной Сибири, где она имеет совместное предприятие с зарегистрированной в России независимой компанией "Evikhon". "Shell", кроме того, имеет 55% акций в проекте "Сахалин-2", который в 1999 году начал добычу нефти вблизи российского Тихоокеанского побережья. В прошлом году проект "Сахалин-2" добился согласия своих акционеров на начало осуществления второй, еще более амбициозной фазы стоимостью 10 млрд. долл.

Даже "Exxon", которая собиралась купить крупный пакет акций "ЮКОСа" в прошлом году, когда у этой компании начались неприятности, и которая оспаривает в суде решение правительства России отозвать у нее лицензию на осуществление крупного проекта "Сахалин-3", не сердится на Россию. Она контролирует 30% акций проекта "Сахалин-1", который, в конечном итоге, потребует вложения примерно 12 млрд. долл. "Мы считаем, что у России в нефтегазовом бизнесе есть огромный потенциал", - говорит ее представитель по связям с общественностью.

Фактически, нефтяные резервы России могут оказаться куда более крупными, чем заставляют думать стандартные оценки. По свидетельству американского журнала "Geological Survey", около 21% мировой неразведанной нефти - еще 171 млрд. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л) находится на территории бывшего Советского Союза. Хотя большая часть российской нефти добывается в Западной Сибири, в настоящее время растет интерес к месторождениям Восточной Сибири, которые в основном не освоены. "Последним нефтяным клондайком станет Восточная Сибирь", - говорит Рональд Смит (Ronald Smith), аналитик компании "Ренессанс Капитал" в Москве. Восточносибирские резервы, по оценкам "Объединенной финансовой группы", могут составлять до 51 млрд. баррелей.

Российские резервы не только огромны, но и сравнительно дешевы. Стартовая цена 7,59% акций "Лукойла" в пересчете дает стоимость барреля резервов, равную 1,70 долл., что значительно ниже средней цены приобретаемого на Западе барреля, которая составляет 4,94 долл., говорит "Ренессанс Капитал". Низка и стоимость добычи: примерно 2 долл. за баррель (для сравнения, в Саудовской Аравии цена добычи составляет 1 долл., а в мире в среднем - 4-5 долл.). Низким ценам способствует то обстоятельство, что нефть в России по большей части находится под сушей, и что местонахождение большей части российских запасов разведано, а потому добраться до них можно сравнительно легко. "Не существует опасности, что придется пробурить уйму 'сухих' скважин", - говорит г-н Смит.

Привлекательность России возрастает и благодаря тому, что Сибирь граничит с Китаем и со странами Восточной Азии - то есть с теми самыми рынками, которые наверняка будут подстегивать глобальный спрос на нефть в предстоящие десятилетия. Хотя экспортные возможности России в ближайшие несколько лет будут сдерживаться нехваткой нефтепроводов, правительство, кажется, намеревается разрешить строительство стоящего 10 млрд. долл. нефтепровода на Дальний Восток, пропускная способность которого составит 1 млн. баррелей нефти в сутки. Предполагается, что он войдет в строй к концу текущего десятилетия. А тем временем ожидается, что в текущем году добыча нефти в России увеличится на 8%.

Нет ничего удивительного в том, что крупные мировые нефтяные компании проявляют интерес к России. Пожалуй, более серьезен вопрос, как инвестировать. Не считая акций "Лукойла", на продажу предлагается мало объектов. Французская компания "Total", по слухам, засматривается на 25-процентную долю акций компании "Сибнефть", которая занимает 5-е место среди российских нефтяных компаний. Но вполне возможно, что "Сибнефть" станет последней из тех, кого предложат на продажу. Представляется, что в будущем иностранные инвестиции станут все больше ориентированными на конкретные проекты.

Для инвесторов работа в содружестве с поддерживаемыми Кремлем компаниями являет собой один из путей снижения политических рисков. Для государства это способ привлечь западный капитал и опыт, не теряя свой контроль над отраслью. Однако новая модель также не избавлена от рисков. Существуют опасения, что возрастающее влияние государства убьет динамизм отрасли, который обеспечивается преимущественно приватизированными компаниями. Если дело кончится тем, что Кремль поставит политические соображения впереди коммерческих, тогда результаты могут оказаться скверными, как это иллюстрирует фиаско компании "ЮКОС". Однако на данный момент это такие риски, с которыми жадным до запасов компаниям вроде "Conoco", вполне возможно, придется мириться.