Причина чеченского кризиса довольно проста и почти не имеет отношения, по крайней мере принципиального, к 'Аль-Каиде'. До тех пор, пока президент Путин не поймет это, все - и русские, и чеченцы, и даже мы на Западе - будем и дальше страдать, как страдали дети в Беслане.

При царизме, большевистском режиме или 'управляемой демократии' г-на Путина, Россия была и остается полной решимости успокаивать свою ущемленную гордость, сохраняя как можно большую часть своих имперских колоний. Но, как уже давно поняли в Европе, империи поневоле - это дорогое удовольствие, и в конечном итоге они не стоят того, чтобы бороться за их сохранение.

Кавказ, включая Чечню, стал частью Российской Империи в 1858 году - в тот же год, когда Великобритания подавила восстание в Индии. Но в конце концов, Великобритании пришлось оставить Индию в 1947 году. Теперь, двумя поколениями позже, мало кто из британцев помнит, да и вряд ли кто-то особенно переживает о том, что страна многие годы мучалась сомнениями, стоит ли предоставить Индии независимость.

Ленин бросил историю Британской Империи в корзину забвения, но не совершил ничего подобного в отношении царской империи, простиравшейся от территории Польши на западе до Владивостока на берегу Тихого океана - эта империя была безжалостно укреплена большевиками. После распада Советского Союза, чеченцы на время покинули территорию России и избрали своего президента - Аслана Масхадова, бывшего советского офицера. Но г-н Масхадов оказался неспособным контролировать своих более радикальных сторонников, и в результате, отколовшаяся республика погрязла в анархии. В ответ, г-н Путин воспользовался поводом вновь ввести российские войска в Чечню в 1999 году и тем самым отомстить за унижение и восстановить власть Москвы над богатым нефтью кавказским регионом. И вот теперь мы видим последствия.

Вполне понятно, почему после кровавой резни в прошлую пятницу г-н Путин говорил о возмездии. Конечно, те, кто совершил этот теракт, должны быть найдены и наказаны, и это будет уроком для остальных. Но если российская политика уничтожения в Чечне не принесла результатов, то разве смогут дальнейшие репрессии в стиле Карфагенского мира стабилизировать ситуацию? Было бы намного лучше, если бы г-н Путин, наконец, осознал, что причины этого конфликта лежат в чеченском национализме и российском колониализме, и начал переговоры с более умеренными чеченскими представителями, такими как г-н Масхадов, который отрицает свою причастность к теракту в школе.

Здесь Запад тоже мог бы оказать содействие: дипломатично подтолкнуть Россию к отказу от колониальных притязаний, и перестать бояться терроризма, так как этот страх дает г-ну Путину карт-бланш в его политике на Кавказе. Россия может быть ценным союзником в борьбе против террора, но, как показали события в Ираке, г-н Путин - не совсем надежный друг. Независимый, стабильный и процветающий Кавказ - лучшая защита против мусульманских экстремистов. И это тоже отвечает будущим интересам России.