Путина при всей критичности нельзя все же упрекнуть в одном: в том, что он не допускает непоследовательности. При всех ошибках в оценке ситуации, ошибочных решениях и, прежде всего, при всей недостаточности информации о драме с заложниками в Беслане российский президент продолжает придерживаться своей линии. Он отказывается проводить общественное расследование событий, приведших к нападению террористов, которое имело катастрофические последствия.

Парламентское расследование может закончиться одним лишь политическим спектаклем, сказал он иностранным журналистам. Плохо то, что Путин, возможно, прав. Он лучше других знает свою страну, не имеющую настоящей свободы прессы, и свой парламент - без настоящей оппозиции.

Но недоверие президента в силы самоконтроля и самоочищения российского общества говорит об отсутствии демократии в России больше, чем те или иные сфальсифицированные выборы. Демократическое государство разбирает свои ошибки гласно.

Красноречивые примеры этого дают постоянно США. Президентские выборы четыре года назад могли тоже иметь сомнительный характер, а президент, может, является даже тем человеком, который лжет своему народу. Но чтобы ни произошло, проводится открытая дискуссия, расследование, приводятся свидетельства. И после событий 11 сентября самая острая критика по поводу несостоятельности служб безопасности и руководства страны прозвучала не со стороны оппозиции. Ее содержат доступные для любого человека документы парламентского расследования. Это называется системой сдержек и противовесов. Она подчеркивает разницу между демократией в России и в США, где она имеет более чем 200-летнюю историю.