Вчерашняя демонстрация против террора у стен Кремля была организована проправительственным профсоюзом, а объявили о ней по государственному телевидению. Однако, она получила достаточную поддержку со стороны общественности, чтобы быть названной выражением народного возмущения ужасами Беслана. Это, несомненно, окажет помощь Владимиру Путину, подвергающемуся резкой критике в СМИ за желание переложить ответственность за захват заложников на "международный терроризм".

Отказ президента от переговоров с чеченскими сепаратистами, которых в беседе с журналистами в понедельник вечером он назвал "подонками" и "детоубийцами", найдет широкий отклик среди россиян. Ненависть к чеченцам была достаточно сильна и до прошлой недели. После событий в Беслане она только усилится и сделает еще более легитимным отказ Путина от компромисса.

В своем субботнем обращении к нации президент говорил об усилении охраны границ посредством коренной реформы правоохранительных органов. Учитывая то, что вокруг школы не было поставлено надлежащего ограждения, а штурм был провален, именно на этой области стоит сосредоточиться, хотя возможность публичного расследования была исключена.

Однако, в решении чеченской проблемы Путин, похоже, перепробовал все средства. Он испробовал принявший форму второй войны силовой метод, который дал Кремлю контроль над равнинной частью, но вызвал резкое недовольство населения. Он взялся за политический метод посредством чеченизации, но, с убийством кремлевского протеже Ахмада Кадырова по нему, возможно, был нанесен последний удар. Исключив для себя возможность переговоров с сепаратистами, президент загнал себя в угол, где иллюзия политической легитимности создается проведением сфальсифицированных выборов.

В первые дни после трагедии в Беслане внимание общественности естественно сфокусировано на невероятном ужасе захвата в заложники детей. Но, учитывая уровень коррупции в российских службах безопасности и бюрократию, скорее всего, это будет не последний инцидент подобного рода.

С каждой новой атакой террористов будет страдать репутация Путина, как твердого лидера, способного разобраться с Чечней. В настоящий момент он поднялся на волне сочувствия к погибшим и горю Северной Осетии. Но вызывает вопросы его поведение в ходе кризиса с заложниками; эти вопросы уже прозвучали от председательствующих в Евросоюзе Нидерландов и премьер-министра Франции Жан-Пьера Раффарена. Чечня, приведшая Путина к власти, становится истощающимся ресурсом.