Владимир Путин утверждает, что ему не о чем разговаривать с чеченцами и что за упреками Запада в адрес действовавших в Беслане российских военных скрываются темные намерения в отношении России. Встретившись с тридцатью иностранными журналистами и учеными-специалистами по России, российский президент задал им вопрос: 'Почему последователей Бен Ладена (Bin Laden) вы называете террористами, а убийц детей - мятежниками? Где логика? Некоторые политические силы Запада хотят ослабить Россию, также как римляне хотели разрушить Карфаген'.

Путин настаивает на своем и утверждает, что его методы нисколько не отличаются от тех, что весь остальной мир - и Соединенные Штаты, в частности - используют в своей войне против терроризма. Разумеется, достоин сожаления тот факт, что Запад предпринимает действия, на которые как на традиционные оправдания могут сослаться такие персонажи, как этот российский президент - не имеющий аналогов в Европе тщеславный самодержец. (Вчера стало известно об отставке главного редактора газеты 'Известия', выступившего с серьезной критикой в адрес действий российской стороны в Беслане).

Но не стоит попадаться на эту уловку: ни одна цивилизованная страна - и даже ни США в своей иракской оккупации - не действуют с такой открытой жестокостью, как Россия в Чечне, где за 12 лет погибли десятки тысяч женщин, детей и более половины населения покинуло свою землю. Эта действительность должна подтолкнуть западные - и, в частности, европейские - страны к попытке нахождения под эгидой ООН эффективных политических решений проблемы терроризма. Не отступая ни на йоту от борьбы с убийцами и насильниками, необходимо признать, что ведущие зачастую ничтожное существование гражданские общества полны социальных, культурных и экономических проблем, требующих своего разрешения. . . Эти решения должны касаться как Чечни, так - постепенно - разумеется, и всего мусульманского мира.