Каждый родитель должен испытывать глубокое чувство сопереживания и сочувствия горю семей, потерявших своих детей в ходе трагической развязки кризиса с захватом заложников в школе российского города Беслан на прошлой неделе. Развязка в этом противостоянии с чеченскими боевиками была кровавой, хаотичной и трагичной - сотни детей погибли, были застрелены, когда пытались убежать, попали под перекрестный огонь или были разорваны на куски в результате случайных или намеренных взрывов.

Не будут забыты ни варварство чеченских террористов, ни плохо продуманные действия и полная некомпетентность российских спецслужб. По всей России раздаются требования отомстить за детей. Это и понятно, как понятно обещание, данное президентом Владимиром Путиным свершить возмездие. Однако, Путин, после того как его гнев несколько поутихнет, должен тщательно поразмыслить над тем, какой ответ дать террористам, и внимательно подойти к выбору методов и средств для ответного удара, чтобы не накалить еще более и без того взрывоопасную обстановку в Чеченской республике.

В своем выступлении по окончании трагедии в Беслане Путин связал кризис с захватом заложников с международным исламским терроризмом, предупредив, что он представляет прямую угрозу для России. В своем выступлении он даже ни разу не упомянул Чечню. А между тем именно Чечня - ее страстное, многовековое стремление к обретению независимости, грубое и жестокое обращение с ее населением российских военных, неприемлемая с точки зрения общественной морали практика проведения боевиками террористических актов - лежит в основе недавних событий, а не международный терроризм. Хотя и имеются указания на то, что "Аль-Каида" поддерживала дело чеченских боевиков - ведь и те и другие принадлежат в конечном счете к суннитской ветви ислама - и борьба эта носит националистический характер. Врагом для Чечни является Россия, а не западный мир.

Чеченцы хотят независимости. Россия же хочет полного подчинения, как это было при царской и советской власти. Ковровые бомбардировки столицы Чечни г. Грозного не дали желаемого результата в годы правления предшественника Путина - Бориса Ельцина. Не сработает это и сейчас. Дать результат может призыв к чеченской стороне сесть за стол переговоров в целях предоставления республике более широкой автономии, хотя в настоящий момент Путин на это вряд ли пойдет.

Для собственного политического выживания Путину крайне необходимо демонстрировать силу. Он выбрал жесткую линию для того, чтобы снизить накал гнева русского народа. Вторя словам Сталина, произнесенным в самом начале вторжения гитлеровцев в Россию в 1941 году, Путин произнес следующую фразу: 'Мы проявили слабость. А слабых - бьют'.

Он прав, но ответ России на мятеж в Чечне до сих пор колебался в пределах между политической слабостью и военной жестокостью. И за подобный несостоятельный подход Москва теперь вынуждена горько расплачиваться.