'Пойму, когда увижу', - такой знаменитый ответ дал один из судей Верховного суда США на вопрос о сложностях с определением понятия 'порнография'. Возможно, определить, что такое терроризм, так же сложно, но бессмысленное убийство школьников, людей, собравшихся на похороны, или конторских служащих в небоскребе, несомненно соответствует принципу 'пойму, когда увижу'.

Однако СМИ, как правило, чураются слова 'террорист', предпочитая пользоваться иносказаниями. Возьмем захват заложников в российском городе Беслане, который 3 сентября привел к гибели примерно 400 человек. Журналисты усердно покопались в толковых словарях, и выудили оттуда как минимум 20 эвфемизмов слову 'террористы':

- Участники нападения - американское National Public Radio

- Атакующие - 'Economist'

- Бомбисты - 'Guardian'

- Захватчики - 'Associated Press'

- Коммандос - агентство 'France-Presse' называло террористов 'membres du commando' ['члены диверсионной группы' - прим. перев.] или просто 'commando'

- Преступники - лондонская 'Times'

- Экстремисты - 'United Press International'

- Бойцы - 'Washington Post'

- Группа - 'The Australian'

- Партизаны - передовица 'New York Times'

- Бандиты - 'Reuters'

- Лица, захватившие заложников - 'Los Angeles Times'

- Повстанцы - заголовок в 'New York Times'

- Похитители - лондонская 'Observer'

- Боевики - 'Chicago Tribune'

- Виновные - 'New York Times'

- Радикалы - BBC

- Мятежники - заголовок в 'Sydney Morning Herald'

- Сепаратисты - 'Daily Telegraph'.

И, наконец, особенно потрясающий 'синоним':

- Активисты - 'Pakistan Times'.

Причины подобного нежелания называть террористов собственным именем, судя по всему, связаны с арабо-израильским конфликтом, вызваны странным сочетанием сочувствия СМИ по отношению к палестинцам и запугивания со стороны последних. О сочувствии нам всем хорошо известно, о запугивании - куда меньше. Однако наличие таких фактов становится очевидным, если ознакомиться с инструкцией о том, как избежать неприятностей, которую Нидаль аль-Муграби (Nidal al-Mughrabi) из 'Reuters' составил для коллег-репортеров, работающих в Газе. Один из ее пунктов гласит: 'Никогда не используйте слова 'террорист' или 'терроризм' по отношению к палестинским боевикам и радикалам: люди считают их героями в этом конфликте'.

Нежелание называть террористов их подлинным именем способно привести к самым абсурдным неточностям и апологетике. К примеру, 1 апреля 2004 г. в утренней передаче 'National Public Radio' было объявлено, что 'израильские военные арестовали 12 человек, по их словам - находящихся в розыске боевиков'. Однако CAMERA (Комитет по обеспечению точности американских репортажей с Ближнего Востока) указал на допущенную здесь неточность, и 26 апреля NPR выдала в эфир исправленный вариант: Как сообщается, официальные представители израильских военных заявили, что ими арестовано 12 человек - 'находящихся в розыске боевиков''. На самом же деле израильские военные говорили о 'находящихся в розыске террористах'.

(NPR, по крайней мере, внесло поправки. Когда в номере от 24 апреля ту же ошибку допустила 'Los Angeles Times', написав, что 'Израиль провел серию рейдов на Западном берегу, которые военные охарактеризовали как поиск находящихся в розыске палестинских боевиков', ее редакция отказалась выполнить требование CAMERA о внесении поправки на том основании, что в данном случае речь шла не о прямом цитировании).

3 мая 2004 г. голландская газета 'Metro' опубликовала фотографию человека (на снимке видны только его руки в перчатках) снимающего отпечатки пальцев у мертвого террориста. Надпись под фотографией гласила: 'Израильский полицейский снимает отпечатки пальцев у мертвого палестинца. Это одна из вчерашних жертв ('schlachtoffers') в секторе Газа'. Одна из жертв!

Позднее иносказания переместились из сообщений об арабо-израильском конфликте в статьи о событиях на других 'театрах боевых действий'. Когда терроризм распространился в Саудовской Аравии, такие СМИ как лондонская 'Times' и 'Associated Press' начали регулярно использовать слово 'боевики' в отношении террористов из этой страны. 'Reuters' использует тот же термин в сообщениях о событиях в Кашмире и Алжире.

Так слово 'боевики' стало для СМИ суррогатной заменой понятия 'террористы'.

Эти языковые самоограничения порой вынуждают журналистов буквально 'выворачиваться наизнанку'. В репортаже об убийстве одного из собственных операторов BBC - как правило избегающая слова 'террорист' - неожиданно использовала это понятие. В другом случае слово 'террорист' есть в поисковой системе вебсайта BBC, но на самой странице, на которую дается ссылка, оно уже отсутствует.

Подобными уловками политкорректные новостные организации подрывают доверие к себе. Как можно верить тому, что ты читаешь, слышишь, или видишь, если несомненное проявление терроризма сопровождается его 'полуотрицанием'?

Хуже того, многочисленные иносказания, обходящие слово 'террорист', мешают четкому пониманию угрозы насилия, с которой сталкивается цивилизованный мир. То, что лишь каждая пятая из статей, посвященных злодеянию в Беслане, упоминает о его исламистской природе, уже плохо. Но скрывать от глаз общественности такое зло, как терроризм, с помощью словесных ухищрений - это еще хуже.

Дэниэл Пайпс (его адрес - www.DanielPipes.org ) - директор Ближневосточного форума и автор книги 'Миниатюры' ('Miniatures')