МОСКВА - Сотни погибших, большинство из них дети. Они были застрелены, сожжены, погребены под обломками здания. Спустя восемь дней после варварского террористического акта в Беслане многие родители до сих пор не могут найти и опознать останки своих детей.

Ужас Беслана - это больше, чем просто еще одна трагедия в России. Зло было таких фундаментальных пропорций, что бесланские события просто не могут не стать поворотной точкой в жизни России. Страна лицом к лицу столкнулась с опасностью постоянного ведения войны с терроризмом и чудовищной дестабилизации на Северном Кавказе.

Настал момент, когда вперед должен выйти настоящий лидер, осознающий масштаб той задачи, которая стоит перед его страной, и способный отказаться от традиций бюрократического государства с присущими ему коррупцией, безответственностью, деспотичностью и неэффективностью. Это имеет огромное значение во всем, что касается любого преобразования гражданского общества, решения чеченского кризиса и предотвращения дальнейшего распространения терроризма. Кажется, что трудностей слишком много, и через них не перешагнуть, но, несмотря ни на что, их преодоление должно стать первостепенной задачей для России как в долгосрочной перспективе, так и в порядке повседневной деятельности.

Вот, что на самом деле нам нужно. То, что мы имеем на данный момент, это правительство, которое продолжает следовать стандартным схемам советских бюрократов при полном отсутствии воображения и способности думать с точки зрения необходимости решительных действий, продиктованной сегодняшним временем.

Будучи президентом России, Владимир Путин искоренил политическую оппозицию и уничтожил зачатки системы сдержек и противовесов, которая только начала оформляться в стране. Он расширил пропасть между правительством и населением и заставил российский народ быть еще более равнодушным и пассивным.

Путин расчистил политическую сцену для себя и своих холопов, безликих посредственностей, служащих его правительству. Возможно, он думал, что, избавившись от противников, сможет обеспечить более грамотное руководство страной. Действительность доказала обратное в самой неприглядной форме.

Путин стоит во главе всего и вся. Его подчиненные и советники не могут называться государственными деятелями или людьми, имеющими голос в процессе принятия важных политических решений, просто потому, что они жалкие бюрократы, стремящиеся прежде всего избежать ответственности. Никто из руководства правоохранительных органов или служб госбезопасности не нашел в себе силы публично взять на себя ответственность за последствия бесланской трагедии. Никто из них не появился на телевидении для того, чтобы дать ответ на наболевшие вопросы. Обязанности по урегулированию кризиса с заложниками были возложены на руководство Северной Осетии, бедной провинции, имеющей в своем распоряжении мизерное количество ресурсов и испытывающей недостаток в хорошо обученных сотрудниках служб безопасности.

Единственным человеком, которого террористы допустили в здание школы, стал Руслан Аушев, бывший президент соседней республики Ингушетия. Незадолго до начала бойни он смог убедить террористов отпустить 30 заложников. По словам Аушева, операция по спасению заложников представляла собой сочетание различных проволочек и хаоса. Храбрый генерал и тонкий политик, Руслан Аушев ранее был вынужден под давлением Кремля отказаться от президентского кресла в пользу еще одного члена любимой президентом Путиным когорты политиков - бывших сотрудников госбезопасности. Как и многие другие бывшие высокопоставленные офицеры КГБ, новый президент оказался неспособным противостоять террористам, совершившим бесчеловечные преступления в Беслане.

Во время трагедии в Северной Осетии правительство не прекращало бессовестно врать обо всем на свете: о количестве заложников, о числе погибших, о том, сколько на самом деле террористов и какова их национальная принадлежность. Даже сегодня любая критика правительственных действий пресекается на корню. Государственные телевизионные каналы не интересуются мнением независимых экспертов или показаниями самих бывших заложников.

Вместо этого Кремль начал "охоту на ведьм" в самих средствах массовой информации. Российские журналисты Андрей Бабицкий и Анна Политковская, получившие известность благодаря своей критике российской политике в Чечне, были изолированы от процесса освещения событий в Беслане. Бабицкий был арестован и под различными предлогами удерживался правоохранительными органами. Политковская же стала жертвой загадочного отравления, которое произошло с ней во время полета в Северную Осетию.

Лучший в России редактор печатных средств массовой информации - Раф Шакиров - был вынужден уволиться из газеты "Известия", так как владелец газеты посчитал, что зверства в Беслане освещаются "слишком эмоционально". Наблюдатели в Москве уверены, что такое решение было принято под давлением Кремля.

Владимир Путин заявил, что никакого открытого разбирательства по событиям в Беслане не будет. Так же как и не было никакого анализа норд-остовской драмы в октябре 2002 г. (тогда в результате штурма погибли 129 заложников и все террористы, что исключило возможность дальнейшего расследования). Зато всех, кто руководил этой небрежно проведенной операцией по спасению заложников, представили к правительственным наградам. Единственным человеком, потерявшим свою работу в результате тех печальных событий, стал один из телевизионных менеджеров, который показался Кремлю излишне любопытным.

Отношение к критикам как к врагам - старый советский инстинкт, который, тем не менее, не сделал Россию более безопасной. Более того, он в значительной мере способствовал ослаблению ответственности и подотчетности тех людей, кто отвечает за безопасность российского населения. Это неминуемо ведет к некомпетентности и беспомощности в борьбе с терроризмом.

Ни Путин, ни кто бы то ни было еще в его правительстве не смогли найти нужные слова для успокоения населения во время недавнего кризиса. Российский лидер все время говорил о важности гражданского общества, в то время как органы власти организовывали по всей стране митинги в советском стиле, на которых много говорили в поддержку президента и его политики и практически ничего о необходимости объединения общества в борьбе с терроризмом. Вместо выражения человеческой скорби на митингах преобладал пропагандистский дух - ближе к концу выступающие уже не знали, что можно еще сказать.

Недавно Владимир Путин достаточно пространно заявил о существовании на Западе безымянных врагов, которые стремятся ослабить Россию и тем самым спровоцировать террористов на совершение новых преступлений. Он решительно отвергает любую критику своей недальновидной и лицемерной политики в Чечне. С такой же страстью он настаивает на том, что недавняя волна насилия в России ассоциируется с международным терроризмом, а не с реакцией на действия России в Чечне.

И все же, в данный момент россияне могут положиться только на Путина. Он является всенародно избранным президентом - кого же, как не его можно рассматривать в качестве лидера государства? Безопасность страны, жизни российских граждан, будущее России зависят от действий Владимира Путина. Пока что будущее представляется в серых тонах, если российский президент не найдет в себе силы сделать то, что необходимо сделать для решения первостепенных задач, стоящих перед Россией.