Теракт на Северном Кавказе в г. Беслан оказался не только кровавым, но и садистским по своему характеру: детям, захваченным прочеченскими террористами, было отказано в еде и питье, им даже запрещали ходить в туалет, после чего, - когда осада была прорвана, - школьников зверски убили.

После всего случившегося весь цивилизованный мир просто обязан выразить свое негодование и солидарность с российским народом. Однако это вовсе не означает, что следует соглашаться с теми - включая американского президента Буша и российского президента Владимира Путина, - кто склонен ставить знак равенства между массовым убийством в Беслане и событиями 11 сентября в США и исламским терроризмом в целом.

В своем выступлении после событий в Беслане г-н Путин по сути связал нападение террористов с общемировым движением исламистов: "Мы должны признать, что нам не удалось осознать сложность и опасный характер процессов, происходящих в нашей собственной стране и в мире в целом". Сообщения о том, что среди террористов были и лица арабского происхождения, лишь подкрепляют подобное видение событий. Между тем факт заключается в том, что цели и задачи чеченцев и членов "Аль-Каиды" существенно разнятся, и посему требуют совершенно разных подходов в выборе средств борьбы с ними.

Терроризм является средством для достижения цели: он может быть использован для достижения вполне определенной цели, но может также стать источником огромной - практически безграничной - разрушительной силы. Террористы, устроившие в этом году взрывы на мадридском железнодорожном вокзале накануне выборов в Испании, преследовали определенную цель: добиться вывода контингента испанских вооруженных сил из Ирака. Цели чеченцев, в некотором отношении, аналогичны. Чеченцы - малочисленный мусульманский народ - боролись с русскими завоевателями на протяжении веков.

Перед окончанием второй мировой войны Сталин выслал всех чеченцев в Казахстан - якобы за сотрудничество с гитлеровцами. Хрущев разрешил им вернуться к себе на Родину, но они вынуждены были и далее терпеть российское правление. Поскольку Чечня, в отличие, например, от Украины или Грузии, никогда в годы коммунистического правления не имела статуса формально независимой республики, чеченцам после распада Советского Союза было отказано в праве выхода из состава Российской Федерации. И поэтому они, в конце концов, прибегли к практике терроризма для достижения ограниченной цели обретения национальной независимости.

Мудрое решение, найденное председателем российского Совбеза генералом Александром Лебедем в 1996 г., фактически предоставляло чеченцем суверенитет при том, что они оставались российскими гражданами. В результате найденного компромисса установился мир. Но он был нарушен в результате проведения нескольких террористических нападений на российскую территорию, ответственность за которые власти возложили на чеченцев (хотя многие скептики приписывают их действиям российских силовых структур, стремившихся найти повод для того, чтобы вернуть Чечню в лоно Федерации). Вторая чеченская война началась в 1999 г., конца которой в обозримом будущем пока не видно.

Отсюда явствует, что события в России отличаются от событий в Америке 11 сентября. Атаки на Нью-Йорк и Пентагон были ничем не спровоцированы и не имели определенной цели. Они скорее явились частью общего наступления исламских экстремистов, настроенных на уничтожение неисламских цивилизаций. По этой причине в войне Америки с "Аль-Каидой" переговоров быть не может. Чеченцы, со своей стороны, не ставят перед собой цель уничтожить Россию - поэтому тут всегда возможно достижение компромиссного решения.

К сожалению, российское руководство и в определенной степени население страны не хотят предоставлять им независимость - отчасти из-за великодержавной ментальности, не позволяющей им поступиться ни единой пядью России-матушки, и отчасти из-за опасений того, что предоставление независимости Чечне приведет к дальнейшему растаскиванию Российской Федерации на части. Кроме того, Кремль не хочет терять лицо, капитулируя перед силой.

Русским следует поучиться у французов. Франция также была втянута в кровавую колониальную войну, в которой тысячи людей пали жертвами террористических актов насилия. В 1954 г. вспыхнула война в Алжире, и ей, кажется, была уготована судьба длиться до бесконечности, если бы Шарль де Голль не принял мужественное решение покончить с конфликтом, предоставив в 1962 г. Алжиру независимость. Это решение, возможно, далось ему еще труднее, чем тот выбор, перед которым ныне стоит президент Путин, поскольку Алжир территориально гораздо больше Чечни, и вносил больший вклад во французскую экономику, чем Чечня - в российскую, к тому же в Алжире проживали сотни тысяч граждан Франции.

Если - и до тех пор пока - Москва не последует примеру Франции, угроза терроризма не будет ликвидирована. Невозможно организовать преследование чеченцев, рассредоточившихся по всей территории необъятной России, как невозможно запугать имеющихся среди них фанатиков-смертников. Хуже того, продолжение чеченского терроризма угрожает подорвать авторитет г-на Путина, чья убедительная победа на весенних президентских выборах в значительной мере объясняется верой избирателей в то, что он сможет сдержать угрозу чеченского терроризма.

Русские уважают сильную власть, однако появились новые признаки того, что неспособность Путина употребить ее для решения чеченской проблемы заставляет их задуматься, подходящего ли они себе выбрали руководителя. После захвата школы террористами и учиненных ими зверств, на улицах часто можно было услышать недовольные разговоры о том, что при Сталине ничего подобного в принципе не могло произойти.

К сожалению, складывается впечатление, что он не готов уступить ни на йоту. 'Мы проявили слабость, а слабых бьют', - сказал в субботу президент. И хотя для русских это может показаться само собой разумеющимся, но в данном случае это неверно. Россия - самая большая страна на планете - несомненно, может себе позволить отпустить на волю крохотное колониальное владение, и должна сделать это без промедления.

Ричард Пайпс является заслуженным профессором истории Гарвардского университета в отставке