"Невыразимый привкус смерти портит сентябрьский вечер"

У. Х. Оден "1 сентября 1939 г."

Вновь и вновь. Три года назад террористы атаковали символы американской мощи. На прошлой неделе они нанесли удар по детям школы номер 1 в Беслане. В промежутке между этими событиями силы варварства, водрузив над собой знамя джихада, убивали невинных людей на острове Бали и в Стамбуле, в Иерусалиме и Мадриде, в Фаллудже и других местах. Неужели силам цивилизации не хватит сил в борьбе с террором?

Возможно. В конце концов, в прошлом столетии часто не хватало. Двадцатый век породил зло тоталитаризма и геноцида, а цивилизованный мир слишком поздно на него ответил. Против Гитлера мы встали слишком поздно, а Сталину не противостояли вообще. В 1945-м мы сказали: "это не должно повториться". Но потом на наших глазах массовые убийства происходили вновь и вновь: в Камбодже, в Руанде и - в XXI веке - в Дарфуре.

Теперь нам брошен новый вызов - террор джихадистов. Лидеры всего мира единодушно клянутся, что не позволят террористам победить. Однако можно было ожидать, что сразу после бесланской трагедии в передовицах американских газет будет просто выражена скорбь, гнев, солидарность и решимость победить в войне с террором. Но вместо этого они ограничились порицанием в общих словах террористов и тут же перешли к обсуждению некомпетентности российских служб безопасности и пересказу мрачной истории русско-чеченских отношений. Например, передовица "Нью-Йорк Таймс" завершалась призывом "к смелому шагу России навстречу компромиссу", разумеется "с дипломатической тонкостью". Ральф Питерс (Ralph Peters), военный аналитик, пишущий для "Нью-Йорк Пост", сообщил простую и неприглядную истину: "Теракт в Беслане был следствием не бесчеловечной некомпетентности России - настолько контрпродуктивной, насколько этого можно ожидать от неуклюжих действий Москвы. Он стал следствием религиозного фанатизма, настолько глубокого, что верующий может приставить ствол к виску ребенка, спустить курок и назвать это "божественной справедливостью".

Но это слишком просто для американских либералов или французских властей. Самозваная "Исламская армия Ирака" похитила более недели назад двух французских журналистов. Министр иностранных дел Франции поспешил на Ближний Восток, фактически для того, чтобы попросить об ином отношении к французским гражданам, чем к гражданам стран коалиции под руководством США. Газета "Фигаро" отметила в своем комментарии, что "в свете своей позиции по войне в Ираке, Франция могла бы надеяться на "прикрытие" от таких атак. В поисках такого "прикрытия" усилия французской дипломатии были в своем роде "впечатляющими", сказал французский политолог Гийом Пармантье (Guillaume Parmentier) газете "Вашингтон Пост", поспешно добавив: "Возмутительно предположить, что отношение французов основано на попытках умиротворения террористов".

И впрямь возмутительно. Не подразумевает ли французская риторика, что итальянский журналист Энцо Бальдони (Enzo Baldoni), казненный той же бандой террористов, больше заслуживал хладнокровного убийства? А граждане Испании, Южной Кореи, Непала и других государств, убитые террористами в Ираке? Они не в счет, потому что их страны помогли освободить Ирак? А тысячи иракских мирных жителей, погибших от рук террористов? Не слышно озабоченности французов их страданиями.

Тем временем, потребовалась трагедия в Беслане, чтобы разбить оглушительную тишину в арабском мире. Абдаль-Рахман аль-Рашед (Abd Al-Rahman Al-Rashed), бывший редактор лондонской газеты "Аль-Шарк Аль-Авсат" (Al-Sharq Al-Awsat) написал для этой газеты статью под заголовком "Горькая правда в том, что все террористы - мусульмане". Признав эту правду, арабский мир начинает освобождаться - но только начинает.

Правда, что Соединенные Штаты могли бы убедить больше арабов, мусульман и европейцев вступить в войну с террором. Правда, что Соединенные Штаты могли бы оказать большую поддержку тем, кто вступил. Но эта война не может ждать, пока появится более эффективная дипломатия. Террористы не ждут.

В субботу мы отметим третью годовщину атак террористов на Америку 11 сентября. Естественно, что мы, американцы, будем прежде всего вспоминать наших соотечественников, погибших в тот день и в ходе начавшейся тогда войны с террором. Но мы также вспомним жертв террора во всем мире и подумаем о тех, кто вместе с нами борется за общее дело. Сорок лет назад в борьбе с тоталитарной диктатурой все мы были берлинцами. В войны с террором под знаменем джихада мы все бесланцы.

Автор - редактор еженедельника 'The Weekly Standard'