Стоял ли Усама бен Ладен за детоубийством в Беслане? Президент Путин утверждает, что тактика террористов заимствована у 'Аль-Каиды', а следовательно, она их финансировала. Он изо всех сил пытается представить Беслан как российское 11 сентября - новый фронт в международной борьбе с терроризмом, потому что иная точка зрения слишком неприятна для рассмотрения. Но чеченские шахиды - самые дешевые террористы-самоубийцы на рынке террора. Их цена включает в себя только стоимость взрывчатки и перевозки.

Правда заключается в том, что Беслан - это начало последней главы в истории дестабилизации Кавказа, за которой маячит призрак полномасштабного межнационального конфликта. Эту войну всех против всех будет спонсировать не только 'Аль-Каида', но и вся кавказская индустрия террора

Семена ее процветания были брошены щедрыми спонсорами из числа моджахедов, ведших джихад с советскими войсками в Афганистане. В начале 1990-х гг. войска Северного Альянса, который тогда финансировался Россией, приостановили напор движения 'Талибан'. Чтобы ослабить коалицию северных полевых командиров, 'Аль-Каида' и ее мусульманские спонсоры решили устроить России еще один фронт, разжигая конфликт на Кавказе: борьба за независимость в Чечне предоставила для этого прекрасную возможность.

Партизанские группы чеченских исламистов были тогда слабы и имели небольшую финансовую поддержку; бен Ладен и его спонсорская сеть начали снабжать их оружием и деньгами. В 1994 г. исламистские элементы в службе разведки Пакистана ISI начали обхаживать молодого чеченского боевика Шамиля Басаева. Прошедший боевую и идеологическую подготовку в лагере Амир Муавия недалеко от города Хост в Афганистане, Басаев вернулся в Чечню, чтобы сформировать первую армию чеченского джихада).

Вскоре в Чечню прибыли ветераны антисоветского джихада, среди них родившийся в Иордании Хаттаб (псевдоним), с которым Басаев познакомился и подружился в Пакистане. Хаттаб был близок к бен Ладену и сети его финансистов и заведовал деньгами. В 1995 г. саудовское благотворительное общество профинансировало его поездку в Чечню и создание нескольких лагерей боевиков, а бен Ладен передал 25 миллионов долларов на джихад в Чечне.

Чеченских боевиков-исламистов, по образцу антисоветского джихада, призывали обрести самодостаточность путем соединения с местной криминальной экономикой. Басаев, а позже Хаттаб, установили связи с преступными организациями в России, а также с албанской организованной преступностью и Армией освобождения Косово. Эти альянсы оказались плодотворными, принося доходы от торговли наркотиками и контрабанды оружием.

Началось создание жизнеспособной военной экономики, и вскоре Чечня стала важным центром разных форм преступной деятельности: изготовления фальшивых долларов, отмывания денег и похищения людей. Действуя в мрачном мире криминала и террора, особую деловую хватку проявил Хаттаб. В 1998 г. он вел переговоры с британской компанией 'Granger Telecom', устанавливавшей в Чечне оборудование для сотовой связи, об уплате выкупа в 4 миллиона долларов за троих инженеров и новозеландца, похищенных его бандой. Когда бен Ладен потребовал, чтобы их умертвили, Хаттаб запросил еще большей цены. Тогда бен Ладен предложил 4 миллиона. Эти четверо были первыми западными заложниками, обезглавленными исламистской террористической организацией.

К началу второй чеченской войны в 1999 г. исламистские вооруженные группы включились в преуспевающую индустрию кражи нефти и контрабанды. Один из важнейших российских нефтепроводов, по которому из Каспийского региона идут нефть и газ, проходит через Чечню. Бензовозы развозили горючее по всему Кавказу.

Из Чечни совместное предприятие организованной преступности и террористов распространило свою активность на соседние страны, пользуясь незащищенностью границ и политическими распрями. В Панкисском ущелье, соединяющем Чечню с Грузией, и Кадорском ущелье, долине на границе Грузии с ее мятежной провинцией Абхазией, процветала контрабанда. Так же, как в Афганистане, контрабанда оружия, наркотиков и нефти не только обеспечивала финансами борцов за независимость, но и помогала нести идеи исламистов, вновь воспламеняя старые и разжигая новые конфликты.

Беслан - это не 11 сентября для России, а напоминание о том, что с начала 1990-х годов экономика чеченского террора распространилась по всему региону. Кавказ в огне. 'Аль-Каида' просто зажгла фитиль.

Лоретта Наполеони - автор книги 'Terror Inc.: Tracing Money Behind Global Terrorism' ('Террор Инкорпорейтед: кто финансирует международный терроризм?'