Путин злится на Запад. По его мнению, России после катастрофы в Беслане не было выражено той солидарности, которой она заслуживает. Ярость президента указывает на противоречивость в его отношении к западным демократиям. Она указывает так же и на то, что 'политика братания', проводимая канцлером ФРГ Герхардом Шредером, пока очень мало способствует взаимопониманию.

Конечно, после кровопролития в североосетинском городе Беслан Россия имеет право на солидарность и сочувствие. Для граждан Германии и людей во всем мире это само собой разумеется, об этом свидетельствуют уже начавшиеся акции по оказанию помощи. Если бы в Беслане произошло землетрясение или наводнение, то какие-либо дополнительные вопросы были бы излишни. Но многочисленные жертвы в школе ? 1 как раз не были результатом природного катаклизма, поэтому не должно быть и молчаливой солидарности. Нужно задавать вопросы, нравится это Владимиру Путину или нет.

Всем мир молчать не заставишь

На вопросы, касающиеся предыстории трагедии в Беслане, президент России реагирует особо несдержанно. Тех, кто именно сейчас указывает России на ее ошибки в Чечне, он упрекает в отсутствии солидарности, но здесь он ошибается.

С учетом того, что крах его политики на Кавказе оборачивается многочисленными жертвами, ничто не дает право российскому президенту заставлять молчать весь остальной мир. Те, кто называет одну из причин актов насилия, вовсе не оправдывают тех, кто совершает это насилие. Те, кто трое суток без еды и питья держали 1200 человек, те, кто стреляли в спину маленьким детям, все они, как и те, кто за ними стоит, перестали быть членами цивилизованного человеческого сообщества.

Однако было бы бессмысленно и лицемерно говорить только об этой стороне произошедшего. Потому как с другой стороны Путин вот уже пять лет ведет жестокую войну на Кавказе, войну, которую он не может выиграть. С помощью военной силы российский президент не может полностью поставить Чечню под контроль.

Путину нужно использовать не только военные методы

В ближайшие дни и месяцы при проведении операций российскими военнослужащими наверняка многие чеченцы погибнут или пропадут без вести. Однако это не приведет к росту безопасности, а будет способствовать только лишь появлению новых боевиков и террористок-смертниц. Речь вовсе не идет о том, чтобы уступать террору. Это просто реальная оценка положения. Помимо военных методов Путину нужны другие средства.

Но возможно, бывшему сотруднику КГБ для этого не хватит воли или скорее даже фантазии.

Беслан далеко не первый пункт в замкнутом круге Владимира Путина, который, пытаясь укрепить государство, одновременно ослабляет веру в него. Это было видно и по тому, как осуществлялось 'кризисное управление' во время захвата заложников. Ведь общей задачей и правительства и силовых структур было спасение максимального количества человеческих жизней.

Неслыханный цинизм спецслужб

В ту 'черную пятницу' в Беслане погиб, по меньшей мере, каждый четвертый заложник. Учитывая такое огромное количество жертв, неслыханным цинизмом представляются заявления обласканных Путиным российских спецслужб, говорящих об успехе операции по освобождению заложников.

Хотя штурм школы, в которой со своими жертвами засели свыше 30 до зубов вооруженных террористов, действительно не был запланирован, с учетом всех нестыковок это один из немногих фактов, соответствующих действительности.

Однако это не снимает ответственности с российских властей, потому что многое свидетельствует о том, что это именно из-за их возмутительной халатности ситуация вышла из-под контроля.

Спустя трое суток после захвата заложников, место происшествия так не было полностью оцеплено. Ничто не помешало местным жителям с оружием приблизиться к зданию школы. Вполне возможно, что случайный выстрел кого-то из них и послужил началом катастрофы. Но одно очевидно: вооруженные гражданские лица существенно затруднили работу профессионалов по освобождению заложников.

Расследование никому не нужно

Хотя бы это обстоятельство требует публичного расследования. Но Путин не заинтересован в его проведении: скорбь и ярость граждан нужно направить на международный терроризм, а не на собственное руководство. Поэтому Россия во всеуслышание грозит глобальному терроризму.

Хотя в своем обращении к нации президент признал, что государство должно эффективнее защищать своих граждан внутри страны, дальнейшие детали, по мнению Кремля, простых граждан не касаются. Они должны довериться Путину и его друзьям в спецслужбах.

Таким образом, просчеты властей в Беслане и реальные данные о причастности террористических организаций к захвату заложников могут затеряться в тумане ложной и неполной информации. Но Путина следует предостеречь о том, что в долгосрочной перспективе ложь будет не укреплять, а ослаблять государство.