Новая стратегия Кремля после трагедии в Беслане. 10 миллионов долларов за поимку Басаева и Масхадова

Россия готова нанести удар по базам террора, где бы они ни находились. Угроза, выдвинутая начальником Генерального штаба Юрием Балуевским, который является слишком высокопоставленным офицером, чтобы не выражать мнение Кремля, звучит громко и дерзко. Но подобной решительности высшего военного руководства противоречит вознаграждение в размере 300 миллионов рублей или 10 миллионов долларов, обещанных российскими службами безопасности за голову Аслана Масхадова и Шамиля Басаева, двух лидеров чеченских боевиков, которых Москва хочет взять живыми или мертвыми, но где они скрываются, по всей видимости, полиции неизвестно.

Сложно себе представить более торжественное обрамление: встреча военного руководства Российской Федерации и НАТО, двух фронтов, разделенных десятилетиями Холодной войны, которые, однако, начиная с исторической встречи в Пратика-ди-Маре, призваны определить положения будущего соглашения в борьбе с общим врагом, 'международным терроризмом'.

Но здесь начинаются расхождения. Путин рассматривает терроризм чеченского толка как проявление деятельности крупной сети мирового террора. Запад же, склонен видеть в террористических актах, совершающихся в России, местные корни, идущие из вековой борьбы Чечни за свою независимость, и, следовательно, требует, прежде всего, политического ответа.

Оба военачальника должно быть, остались при своем мнении, судя по тому, что в конце встречи генерал Балуевский захотел выделить военный ответ, которому единственно отдает предпочтение Путин перед лицом чеченской дилеммы. 'Мы готовы на любые действия, в том числе и превентивные атаки для ликвидации баз террористов в любых регионах мира', - заявил журналистам начальник российского Генштаба. 'Это не значит, - обнадеживающе уточнил он, - что мы будем использовать ядерное оружие'. Слова высокопоставленного военного вызвали тревогу во многих канцеляриях. Что означает 'в любых регионах мира'?

По мнению военных обозревателей, под прицелом этой превентивной стратегии, разработанной по примеру американской, но без той демократической и парламентской поддержки, что была и есть у Джорджа Буша, находятся, прежде всего, Грузия и страны Кавказа. За ними же следуют республики Центральной Азии, которые Москва продолжает считать частью своей 'сферы влияния'.

Это уже не первый случай, замечает военный аналитик 'Еженедельного журнала' Александр Гольц, когда Путин угрожает вывести войну с чеченским терроризмом за пределы России, будучи уверенным, что банды из Грозного действуют в рамках общей стратегии, которую вдохновляют и финансируют представители извне.

Буквально на следующий день после трагического захвата театра на Дубровке в октябре 2002 года, когда погибли 129 заложников, не считая всей группы террористов, Путин пригрозил нанести удар по Грузии, которую обвинил в том, что она ничего не делает, чтобы остановить движение людей и поставки оружия для чеченских мятежников через Панкисское ущелье на границе с Российской Федерацией. Разница состоит в том, что за два прошедших года отношения между Москвой и Тбилиси серьезно испортились, поскольку Грузия обвиняет Россию в разжигании ирредентизма в Южной Осетии.

Другая возможная интерпретация громкого заявления генерала Балуевского исходит от представителя Чечни, эмигрировавшего в Лондон, Ахмеда Закаева, бывшего министра правительства Аслана Масхадова, избранного президента, которого Москва наряду с Шамилем Басаевым считает одним из главных вдохновителей кампании террора.

Закаев, получивший политическое убежище в Великобритании, считает, что угроза Путина направлена на Европу. 'Я не исключаю возможности того, что российские агенты попытаются сделать в какой-нибудь европейской стране то, что они сделали в Катаре'. А именно, уничтожить чеченских лидеров за границей, как это произошло с Зелимханом Яндарбиевым, убитым в Катаре в результате взрыва бомбы, заложенной в его автомобиль. Двое россиян, обвиненных в действиях по заказу Москвы, были объявлены виновными в убийстве и приговорены к смертной казни, замененной впоследствии пожизненным заключением.

Даже при желании остаться внутри географических границ конфликта, российские службы безопасности, скорее всего, не в состоянии добиться успехов, которые смогли бы заставить стихнуть критику в адрес их недееспособности, проявленной во время бойни в Беслане. Вознаграждение в размере 10 миллионов долларов тому, кто предоставит информацию для поимки Масхадова и Басаева, - это полупризнание собственного бессилия. Эти двое скрываются уже много лет. И, по мнению Закаева, деньги не подвигнут преданных им людей на донос.