Не будем на новый лад переиначивать расхожую фразу, порожденную событиями 11 сентября, и говорить: 'Все мы теперь россияне'. Но бойня в бесланской школе, в российском регионе, о которой большинство американцев в жизни не слыхали, наверно, даже французов заставит лучше понять, что именно поставлено на карту в войне с террористами.

Эта ставка ужасна и огромна: она столь же велика, как и жестокость самих террористов. Не понимать этого сейчас, накануне третьей годовщины 11 сентября - значит не понимать силу и потенциал беспощадного зла.

В какой из кругов своего 'Ада' поместил бы Данте террористов из Беслана, сказать трудно - но он уж точно подобрал бы для них местечко погорячее. 14 век - столетие, в котором жил сам Данте - тоже был жесток, но люди той эпохи не боялись смотреть правде в глаза. По их понятиям, злодей был злодеем, и самое разумное, что можно сделать, столкнувшись со злодеями - это их победить. Сегодня далеко не все разделяют эту точку зрения.

Школа в Беслане - как окно, позволяющее заглянуть в душу террориста. Для оценки увиденного совершенно безразлично, к какой нации он принадлежит, и за какое дело борется. Картина, что открывается перед нами в этом окне, отвратительна, но проста - мы видим мужчин и женщин - да, и женщин тоже - готовых взрывчаткой разорвать в клочья детей и младенцев. Мало кто из людей, увидев подобное зрелище, не поймет, что есть другие люди, превратившие себя в хищных зверей, которые просто хотят съесть нас живьем или своим рыком принудить к молчанию. Наш возраст, наши достоинства, толерантность и прогрессивные взгляды для них не имеют никакого значения. Для террористов мы вообще не люди, а средство достижения их целей. Переманить нас на свою сторону или взорвать бомбой - результат для них один и тот же.

Конечно, такое бывало и раньше: вспомним гуннов и вандалов, Тридцатилетнюю войну, большевистскую революцию, нацистские лагеря смерти. Сколько раз убийство и страх признавались эффективными методами государственной политики.

Но тогда предполагаемые жертвы хотя бы осознавали, что происходит. Увидев определенное знамя или мундир, они знали - это враг; они понимали, откуда исходит опасность.

Логика террора заключается в том, чтобы подорвать или полностью свести на нет четкое понимание, кто именно является вашим врагом. Вы не можете знать, когда и где он нанесет очередной удар. Вы готовитесь к нему, зная, что полностью подготовиться просто невозможно. Школа? Дети-заложники? Пока это не случилось, мы и представить такого не могли. Теперь можем. Теперь должны.

Что нового мы теперь узнали о террористах? То, что они способны на все, что для них не существует моральных ограничений.

И еще одно: никто не владеет точным рецептом победы над негосударственным терроризмом, но чистоплюйский отказ делать все необходимое ради этой победы - уж точно рецепт неправильный. И Демократической партии стоит усвоить эту жесткую реальность.

Нынешний образ демократов, судя по всему, намеренно создаваемый людьми вроде Говарда Дина (Howard Dean) и Майкла Мура (Michael Moore) - это образ партии, которая больше возмущается борьбой президента против терроризма, чем действиями самих террористов. Джон Керри (John Kerry), с его потрясающей способностью находить во всем 'нюансы', дошел до того, что призвал вести войну против терроризма с большей 'чуткостью'. Остается лишь удивленно спрашивать: что конкретно он имеет в виду.

Если уж говорить об удивлении, то его не вызывает тот факт, что большинство американцев однозначно отдают предпочтение Джорджу Бушу, когда речь заходит о борьбе с терроризмом. Неудивительно и то, что Национальный съезд Республиканской партии, где Зелл Миллер (Zell Miller) возглавил 'кавалерию', превратил обеспечение безопасности против терактов в свою 'визитную карточку'. Об экономике можно сказать, что дела там идут примерно вдвое лучше, чем утверждают демократы. Однако в том, что касается борьбы с терроризмом, в их заявлениях ситуация выглядит в десять раз мрачнее, чем на самом деле.

Если накануне выборов в нашей стране, не дай бог, произойдет теракт, это, возможно, несколько усилит аргументы демократов о том, что республиканцы не способны вести успешную борьбу с терроризмом. Но куда вероятнее другое: многие избиратели поймут, что фразы типа 'Мы говорили администрации, что это надо делать по-другому', мало напоминают громкий и вдохновляющий клич 'К оружию!'

Уильям Мерчисон - обозреватель, сотрудничающий с рядом общенациональных изданий.