Первой реакцией были горе и сочувствие. Затем начали возникать вопросы.

Как в России, так и за рубежом люди начинают спрашивать, как кризис с захватом заложников в Беслане мог начать развиваться по такому неправильному сценарию. Почему российские власти лгали общественности о количестве заложников? Каким образом противостояние у школы так быстро переросло в ожесточенный бой? Еще более важный вопрос: как Кремль смог превратить чеченское сепаратистское движение в террористическую угрозу, подвергающую опасности каждого россиянина?

После ужасного завершения кризиса, во время которого средства массовой информации освещали события в полном соответствии с линией Кремля, несколько газет начали сообщать правду. На этой неделе "Известия", редактор которых был уволен за публикацию фотографий из Беслана, опубликовали гневную критику действий властей по разрешению кризиса. Ставя под сомнение версию правительства, газета написала, что перестрелка завязалась после выстрелов, сделанных местными ополченцами - а не после взрыва, как утверждают власти. Еще более примечательно, что "Известия" ставят под сомнение заявление властей об участии в акции иностранных боевиков, отмечая, что Кремль так и не предъявил общественности трупы десяти арабов и одного негра, принимавших, по утверждению властей, участие в теракте. Если иностранные боевики не участвовали, то это поставит под сомнение утверждение Москвы, что это нападение было частью войны с террором, и что другие страны в этой войне должны занять место плечом к плечу с Россией.

Кем бы ни были эти террористы, с самого начала реакция российских властей была неуклюжей, окруженной завесой секретности и жестокой. То же самое можно сказать о случае захвата заложников в московском театре в 2002 году или о гибели в 2000 году подводной лодки "Курск". В каждом из этих случаев Кремль скрывал самую важную информацию от общественности. В этот раз он хотя бы признал, что он лгал, сообщив по государственному телевидению о том, что первоначальные данные о 354 заложниках были неправильными. Реальная цифра превышает 1000 человек, из которых более трехсот были убиты.

Президент Владимир Путин, несколько дней хранивший молчание, в обращении к нации признал, что "мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом". Однако он не взял на себя никакой ответственности за некомпетентную и жестокую политику своего правительства в Чечне, политику, которая и вызывала сопротивление. Когда группа западных журналистов спросила у него, не должна ли Москва пойти на переговоры с лидерами чеченских сепаратистов, он резко заявил: "Почему бы вам не встретиться с Усамой бен Ладеном (Osama bin Laden), не пригласить его в Брюссель или в Белый дом и не начать с ним переговоры, спросить, чего он хочет, дать ему это и отпустить с миром? Вы устанавливаете некоторые ограничения на общение с этими ублюдками, так почему же мы должны говорить с убийцами детей?"

Справедливое замечание, могут сказать некоторые. Однако никто не просит г-на Путина вести переговоры с убийцами. Речь идет о том, что жестокая тактика Кремля в чеченской войне - пытки, похищения людей, репрессии - только ухудшают проблему. Г-н Путин прав, заявляя, что терроризм является общим врагом России и Запада. Однако если он хочет использовать события в Беслане, чтобы ослабить критику его политики в отношении Чечни, то Запад должен сказать ему, чтобы он оставил эти мысли.

Нужно отдать ему должное, г-н Путин проявляет некоторые признаки понимания чеченской проблемы. Во время встречи с западными журналистами он признал, что Сталин жестоко поступил с чеченцами, депортировав большую часть населения, что стало причиной смерти тысяч человек. Также г-н Путин готов к новым парламентским выборам в республике. Однако в прошлом Кремль всегда делал так, что победу на выборах одерживали его марионетки. Не было предпринято ни одной реальной попытки создать хотя бы умеренную оппозицию.

Всегда опасно советовать власти, находящейся под огнем террористов, посмотреть в корень проблемы. Именно это делали критики Соединенных Штатов после событий 11 сентября, утверждая, что именно американцы несут ответственность за смерть своих граждан. Так же неправильно будет обвинять Кремль в смерти людей в Беслане. Главная ответственность лежит на тех зверях, которые захватили невинных детей. Однако по мере того, как проходит время, становится ясно, что Москва неправильно действовала во время этого кризиса, так же, как неправильно вела себя в отношении чеченского восстания. И она должна понести некоторую часть ответственности тоже.