LIVE

- Как и США Россия станет преследовать террористов повсюду, где бы они ни находились. Официальная версия говорит о превентивных атаках, неофициальная - что крыс надо искать в их норах. Заявление было сделано вчера главой России после того, как В.Путин встретился с иностранными аналитиками и журналистами, которым он заявил, что нет никакой связи между захватом заложников в Беслане и конфликтом в Чечне. Госпожа Мари Мандрас была в группе экспертов, с которыми встречался Путин, она работает в парижском Центр международных исследований. Добрый день, госпожа Мандрас!

- Добрый вечер! Мы встречались с президентом Путиным в понедельник вечером. Его речь была одновременно очень жесткой, то есть никакой открытости к каким бы то ни было переговорам по поводу военной оккупации Чечни, и в то же время его заявление нас очень удивило, когда он сказал, что захват заложников в Беслане никак не связан с войной в Чечне.

- Какие известные Вам факты Вы могли бы привести в подтверждение того, что это заявление действительно вызывает удивление?

- Это удивляет, так как сегодня Кремль и ФСБ дают понять обратное, так как они заявляют, что оценили головы основных командиров чеченских боевиков, которых они, конечно же, называют террористами - Басаева и Масхадова. Официальная версия полна противоречий и неправдоподобия. Так как до встречи c президентом в понедельник вечером, нам было известно, что среди тех, кто захватил заложников, были чеченцы и ингуши. Было уже достаточно свидетельств заложников, чтобы быть в этом абсолютно уверенным.

- Значит ли это, что президент Путин не знал, о чем он говорит, или это свидетельствует о том, что он обманывает?

- Я полагаю, что он знает, о чем он говорит, что он вполне отдает себе отчет в том, какое представление о событиях он хочет дать, это человек, который не поколеблется ограничить свободу своих СМИ, чтобы постараться передать послание, что эта ужасная трагедия была спровоцирована исключительно деятельностью международного терроризма. Для российской власти это способ снять с себя ответственность за эскалацию напряженность в Чечне и на Северном Кавказе за последнее десятилетие.

- А как Вы, специалист по России, объясняете или пытаетесь объяснить то, что Владимир Путин отрицает то, что для вас является абсолютно очевидным?

- Я полагаю, что это в некотором роде упрямство, настойчивость, что он был прав. Владимир Путин пришел к власти в 1999-2000 в период нового обострения конфликта в Чечне, он очень быстро отказался признавать легитимность власти президента Масхадова, избранного в 1997, и вступил в период продолжения по спирали насилия и войны. И я полагаю, к сожалению, он сегодня находится в политической НЕдемократической системе, системе, в которой СМИ все менее и менее свободны в высказывании того, что они видят и думают, как это было хорошо видно во время захвата заложников, когда в течение двух дней невозможно было получить серьезную информацию по поводу захвата, которая была на BBC World и Euronews.

Россияне, которые в глубинке имели доступ только к официальным данным государственных каналов, не понимали, что же в это время происходило. В этом опасно то, что политический режим закрывается в своей собственной информации и в конечном итоге начинает верить в те официальные данные, которые он сам и предоставляет.

Проблема не в том, чтобы минимизировать террористические акты. Я особо напоминаю, что был не только этот теракт. Несколько ранее были и другие теракты: катастрофа двух самолетов, в результате чего погибли 89 человек, взрыв около станции московского метро на прошлой неделе, атака на Ингушетию в июне, когда погибли десятки и десятки людей, нападение в Дагестане, то есть возмущение обстановки на Северном Кавказе.

Я хочу подчеркнуть, что Кремль играет с огнем. Тот факт, что они отказываются сказать всю правду и предложить решения для ситуации в Чечне и в маленьких республиках, окружающих Чечню, наводит на мысль, что это не является продуманной внутренней политикой. Я полагаю, что эта политика Путина и его правительства приведет к тому, что они окажутся под давлением террористических актов, это ужасное давление, что мы почувствовали, наблюдая за российским президентом.

Но они не хотят признать, что их политика привела к трагедии, это провоцирование насилия тем более вызывает беспокойство, что все это происходит в стране, где, повторяю, демократические институты функционируют все хуже и хуже. Это Парламент, который не может противостоять политике Кремля по проблемам армии и сил безопасности, СМИ 'в наморднике', которых все больше контролируют и которым все чаще затыкают рот, как это было видно в течение двух недель, и, наконец, это речь Кремля о международном терроризме, которая всех парализовала, потому что как только россиянин начинает критиковать политику Кремля на Северном Кавказе, так его тут же называют пособником террористов.

- Мы благодарим Вас, госпожа Мандрас, до свидания.

- Всегда к Вашим услугам, всего хорошего.