Когда два добрых года назад в рамках американской доктрины безопасности почти между прочим разбирался вопрос оправдания и возможности нанесения превентивных ударов по террористам и по складам с оружием массового уничтожения, в Германии поднялся крик. Когда год назад высокий представитель от европейской политики безопасности сказал по поводу европейской стратегии безопасности примерно то же самое, общественность восприняла это как разумный ответ на новые угрозы. Правда, министры иностранных дел стран ЕС заставили Хавьера Солану (Javier Solana) изъять неприличное слово 'превентивный'.

Теперь в России Генеральный штаб и Министерство обороны заявили, чтобы вообще сказать в беспомощном гневе по поводу бойни в Беслане что-то наступательное, что Россия, мол, готова наносить превентивные удары по базам террористов, где бы они ни находились. На Западе сообщили об этом, приняли к сведению, и дебаты на том закончились. Никакого сравнения с возмущением, которое имело место в отношении Америки, не возникло даже вопроса, а что же нового в российской позиции.

Действительно, российская оборонительная доктрина, как и любой другой общий взгляд стратегического плана, носящий такое название, издавна содержит элемент превентивных действий, это называется упреждающей обороной в случае необходимости, вызванной очевидной опасностью. Хартия ООН тоже это допускает. То, о чем до сих пор вопрос не ставился четко, был терроризм.

Ни Вашингтон, ни Европа не могут возражать против теории. И все же есть основание для двух предостережений. Одно из них в адрес русских: не использовать реально существующий террор в качестве предлога для оправдания военных интервенций на своем беспокойном южном фланге, чтобы русские солдаты оказались, в конечном счете, по обе стороны границы. Другое предостережение - в адрес Запада, который, расширяя НАТО, наседает на медведя, и в адрес США, которые начали в Средней Азии снова Большую игру.

Отношения между Россией и Западом, связанные с ситуацией на пространстве между Украиной и Средней Азией остаются неопределенными, что представляет опасность, а, значит, несет в себе конфликтный заряд. Но террористы достаточно умны, чтобы извлекать из этого выгоду для своей стратегии изменения мира путем насаждения страха.