Как выразился журналист одного из государственных телеканалов, десятки тысяч людей приходили на Красную Площадь, 'несмотря на рабочий день'. Нет, точнее было бы сказать - 'потому что это был рабочий день'. Во вторник по научным институтам, государственным организациям и высшим учебным заведениям начальники отделов, деканы и секретари профсоюзных организаций целый день собирали народ для участия в антитеррористическом марше.

Бессмысленно утверждать, что те, кто пришел на митинг, не думали в унисон тому, что говорил с трибуны один из главных организаторов мероприятия мэр Москвы Юрий Лужков - все русские одинаково шокированы, подавлены и разгневаны тем, что произошло в Беслане. Но многие москвичи говорят, что потому и не пошли, что митинг был официальный - потому что они не хотели, чтобы ими кто-то манипулировал.

В советские времена на демонстрации по случаю Первого Мая и годовщины Революции приходить было практически обязательно. Сегодня давление на людей уже не такое жесткое, но антитеррористическая демонстрация, организованная на этой неделе властями, уже стала еще одним интересным фрагментом в картине-головоломке, которую представляет собой Россия времен Владимира Путина - насколько далеко может зайти президент в восстановлении централизованного контроля над страной после 'расслабленной' ельцинской эпохи?

В Соединенных Штатах за объявлением войны с террором последовало ограничение гражданских свобод и всплеск патриотизма, беспардонно эксплуатируемый администрацией Буша. В Центральной Азии и других регионах мира местные авторитарные правители использовали террористическую угрозу для подавления инакомыслящих. В России все получилось ни так, ни иначе.

Такого масштабного удара от террористов, как Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года, не испытывала еще ни одна страна. Но с тех пор там такого не повторялось, даже в малых масштабах, и уровень жесткости американцев в борьбе с террором поражает большинство приезжающих в Америку своей несообразностью.

В России же, в отличие ото всех остальных, в последние пять лет случилось больше десятка серьезных террористических актов, оставивших далеко позади даже террористическую кампанию, развернутую ИРА в городах Великобритании в конце 80х-начале 90х годов. Хотя для русских это явление ново, они, судя по всему, уже относятся к нему вполне спокойно - как к еще одному пункту в длинном списке свалившихся на них несчастий. Все это усиливает чувство беззащитности простых граждан и того, что государство в лучшем случае не сможет им помочь, а в худшем - не захочет, а то и сделает хуже своими действиями.

На волне эмоций после бесланской резни мало кто сейчас хочет, чтобы Путин вел переговоры с лидерами чеченских боевиков и менял свою политику на Кавказе. В государственных средствах массовой информации довольно легко проходит тезис о том, что конфликт не имеет отношения к независимости Чечни, а главная цель террористов состоит в том, чтобы дестабилизировать все кавказские республики, населенные преимущественно мусульманами, и подорвать развитие России как единого государства и ее статус в мире. [Опасность] исходит от исламского фундаментализма и от правительств иностранных государств, использующих его, чтобы ослабить Россию, заявил Путин в своей недавней беседе с западными журналистами и экспертами, которых за свой счет привезло в Москву государственное информационное агентство РИА 'Новости'.

Теперь самое интересное - пронаблюдать, как Кремль будет эксплуатировать трагедию Беслана в собственных целях. Уже долго Путин старается восстановить в России 'вертикаль власти'. Он взял под свой контроль национальное телевидение, вытолкал губернаторов регионов из верхней палаты парламента и начал усиление Федеральной службы безопасности - ФСБ.

Теперь говорят, что он собирается сделать 'косметический ремонт' избирательной системы. В настоящее время половина депутатов Думы избирается от округов в индивидуальном порядке, и там могут баллотироваться независимые депутаты. Скоро, как говорят, Кремль положит этому конец и сделает так, чтобы каждый депутат избирался от какой-нибудь партии. Владимир Рыжков, независимый депутат из Сибири, считает, что, хотя эту идею проталкивают как средство создать в конце концов в России сильную многопартийную систему, она приведет только к большей централизации власти и поднимет барьер на пути независимой оппозиции.

- Они стремятся следовать американской модели с республиканцами и демократами. Если ее построить, это будет катастрофа, - считает Рыжков. По его мнению, делается это для того, чтобы не допустить сопротивления общества следующему этапу путинских экономических реформ. Хотя в политике Путин авторитарен, в экономике он показывает себя настоящим западным неолибералом.

Хотя антитеррористический митинг, прошедший в Москве во вторник, безусловно, собрал много народу, на демонстрации в знак протеста против перемен в система предоставления социальных льгот все это лето людей выходило по меньшей мере столько же. Всем, кому положены такие льготы, как бесплатный проезд на транспорте и бесплатные лекарства - а это очень многие граждане, от пенсионеров до жителей арктических районов, - вместо льгот будут теперь выплачивать деньги. Тысячи людей боятся, что деньги будут съедены инфляцией. 'Около 20 человек из собственной партии Путина, 'Единой России', присоединились к нам и голосовали против этого закона, но это были лишь те, кто избирался по округам. Вот вам и причина, по которой [он хочет перейти на формирование парламента] строго по партийным спискам', - говорит Владимир Рыжков.

Правительства западных стран и западные эксперты уже не раз поднимали шум по поводу ареста босса российского нефтяного гиганта "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. Процесс над ним, который считается предупреждением от правительства олигархам о том, что не нужно финансировать оппозиционные партии, уже отпугнул от России инвесторов и вызвал новый рост объемов вывоза капитала. Однако у него есть и вполне законная цель - прекратить уклонение от уплаты налогов, что Путин еще раз подтвердил, назначив недавно членов кремлевской администрации в советы директоров нескольких предприятий, еще остающихся в государственной собственности. Даже эти компании, как показалось Путину, стали слишком независимыми и слишком активно минимизировали налоги, так что теперь он внедряет туда свои глаза и уши.

Конечно, эти меры, направленные на повышение собираемости налогов, можно расценивать только положительно, но остается открытым вопрос, куда пойдет дополнительная выручка. Для простых жителей России не так важно, кто владеет "ЮКОСом" - для них гораздо важнее то, о чем не так часто говорят на Западе: все расширяющаяся пропасть между богатыми и бедными, разрушение вековой системы социальных льгот и галопирующие цены на коммунальные услуги.

Кроме того, не найдено ответа на такой вопрос, что будет, если упадут цены на нефть, благодаря которым номинально Россия переживает быстрый экономический рост. На конференции, организованной РИА 'Новости', бывший министр финансов Михаил Задорнов заявил, что рост не сильно замедлится, даже если цены на нефть упадут вдвое. Но с другого конца спектра настроений ему отвечает бывший министр иностранных дел Игорь Иванов. Говорят, что, когда Буш вторгся в Ирак в прошлом году, Иванов (тогда он еще был министром) в панике сказал своим сотрудникам: 'Все, нам конец. Американцы победят за пять дней, цены на нефть упадут, и нам крышка'. С ценами на нефть бывший министр, как видим, не угадал, но он, вне всякого сомнения, прав в том, что доходы России до сих пор слишком сильно зависят от экспорта энергоносителей.

Если развалится экономика, прошедшие летом демонстрации протеста повторятся в десятикратном размере. Даже в Москве, такой блестящей и красивой, есть место глубочайшей и безнадежной нищете. А в малых городах по всей стране прослойка обеспеченных людей и того тоньше. Так что вполне возможно, что объединение страны перед лицом террористической угрозы - всего лишь способ отвлечь внимание народа от более тяжелых и распространенных болезней общества.